Организация коренных народов для коренных народов Российской Федерации
     Специальный консультативный статус при Экономическом и Социальном совете ООН
     Ассоциированный статус при Департаменте общественной информации Секретариата ООН
   Навигация
· Новости
· Об организации
· Стажеры
· Бюллетени
· Народы
· Статьи о коренных
народах
· Законодательство
· Конкурсы и гранты
· Ссылки
· Контакты

   Лаборатория межнационального взаимодействия
· О проекте
· Лаборатория в г.Томске
· Лаборатория в г.Горно-Алтайске
· Лаборатория в г.Абакане
· Стажировка в г.Москва
· Контакты
· Фотогалерея

   Поиск



   Информация

Rambler's Top100 Rambler's Top100


ПО СЛЕДАМ ШАМАНА ИВАНА ИВИГИНА

Юрий Клиценко




Старейшину эвенков Верхнекетского района Томской области Владимира Александровича Ивигина я застал за работой: перед фасадом своего дома в поселке Белый Яр старик устанавливал скульптурное изображение В.И.Ленина (от коего избавилось местное отделение связи).



Хотя интересы, приведшие меня в Белый Яр, не были связаны с судьбой памятника Ленину, я стал свидетелем того, как скульптура вождя заняла почетное место у дома, в стенах которого хранятся уникальные краеведческие материалы.



Ильич во дворе дома Ивигиных является, пожалуй, единственным напоминанием о том, что поселок Орловка (где родился и жил В.А.Ивигин) замышлялся и строился как центр счастливого коммунистического будущего сымско-кетской группы эвенков. Ныне Орловка не существует, руины поселка давно заросли тайгой. Немногочисленные потомки оленеводов и охотников разъехались по разным городам и селам России.



Следует отметить, однако, что в годы социализма многие из эвенков бывшей Орловки получили высшее образование и профессии, в прошлом нетрадиционные для эвенков. А от советского уровня развития в регионе малой авиации остался ныне лишь памятник самолету Ан-2 в центре поселка Белый Яр.



В течение многих лет Владимир Александрович собирает архивные документы и фотографии о той жизни, которая в недалеком прошлом кипела в Орловке и ее окрестностях.



Ивигины относятся к роду Чамба. Фамилия Ивигин происходит от слова «хивига» (пестрая певчая птичка, вьющая глиняное гнездо). Первое эвенкийское имя краеведа – Токшивул. Второе эвенкийское имя – Липирча – было наречено дядей – шаманом Иваном Ивановичем Ивигиным, чья биография благодаря исследованиям А.А.Пихновской (Колпашево) и М.С.Баташева (Красноярск) небезызвестна среди специалистов по религиозным традициям эвенков.



Иван Иванович Ивигин родился в 1886 году. По информации Владимира Александровича в своей жизни каждый эвенк имел три имени. Так и у шамана Ивигина имя обыденное - Дайя, имя, упоминавшееся при камлании, - Шоркувул, имя Иван – для учета эвенкийского населения в сельских советах. У шамана было два брата Николай – Тыхшили, Александр – Гиволи и сестра Александра - Шихилбик, после замужества Боярина. У них были свои семьи. У Ивана Ивановича было два сына – Денис (1910-1936) и Михаил (1916-1944), но оба погибли в молодом возрасте, поэтому прямых наследников не осталось.



Неизвестно, как и когда Иван Иванович стал шаманом. К сорокалетнему возрасту он уже имел репутацию сильного родового шамана и возглавлял камлания в большом шаманском чуме – «дюкане». В архиве Красноярского краевого краеведческого музея сохранились выписки из дневников этнографа Михаила Александровича Дмитриева, которому Ивигин показал то место, где весной 1925 года проводились большие камлания праздника Икэнипкэ. Беседа И.И.Ивигина и М.А.Дмитриева происходила летом 1926 года близ фактории Монукон-Балагон, расположенной на Низеньком Яру, на реке Сым. С разрешения шамана, рассказавшего М.А.Дмитриеву об обрядах весеннего праздника, с мольбища были взяты в Красноярский музей несколько деревянных скульптур. М.А.Дмитриев также составил план и описание стойбища с шаманским чумом И.И.Ивигина.



Иван Иванович со своими помощниками из рода Бояриных кочевал в Красноярском крае, а затем вместе с другими эвенками реки Сым переселился в Орловку, где планировался большой скачок сымско-кетских эвенков в социализм.



По семейному преданию в 1931 или в 1932 году Ивигин в сопровождении двух мужчин по приглашению Иннокентия Михайловича Суслова выезжал в Ленинград для записи показательного ритуала камлания. Мужчины были его помощниками и «хористами», т.е. во время камлания подпевали. Хотя обычно подпевали женщины, но скорей всего, женщины побоялись ехать далеко от своих семей. После возвращения путешественники рассказывали, что на станциях крупных городов их выводили на улицу и показывали как диковинку. В Ленинграде для записи ритуала камлания даже специально был построен чум.



Хотелось бы надеяться, что исследователи биографии и наследия Иннокентия Михайловича Суслова помогут уточнить сведения, касающиеся поездки Ивана Ивановича Ивигина в Ленинград.



Иван Иванович Ивигин упомянут в «Посемейном списке туземного населения Орловского туземного совета Колпашевского района Нарымского округа», датированном 1 июля 1936 года.



В 1944 году Иван Иванович переехал в Максимкин Яр и работал в производственно-охотничьей станции, только в 1952 году он возвратился в Орловку и, как поясняет племянник, до смерти в 1959 году «иногда разогревал бубен, особенно весной». Встречается информация о том, что к нему обращались не только члены его рода, но и жители близлежащих населенных пунктов.



Шаман умер в больнице поселка Белый Яр осенью 1959 года. После его смерти родственники по традиции хранили шаманские атрибуты в лабазе в лесу.



В 1961 году Владимир Александрович Ивигин переехал из Орловки в Белый Яр, а в 1963, через четыре года после кончины дяди, сдал шаманские атрибуты в Колпашевский краеведческий музей. Решение было принято в связи с тем, что в это время началась активная вырубка тайги леспромхозом, работники которого относились к лабазам небрежно. Например, в это время были разграблены два лабаза двух других эвенкийских шаманов (Кузнецова Дмитрия Семеновича, 1891 года рождения, из рода Турумби; Тугундина Сергея Евграфьевича, 1871 года рождения, из рода Кемо). Эвенки рассказывали, что шофёры по ведру набирали шаманских атрибутов и увозили из лабазов. И даже был случай, что после того, как шоферы набрали шаманских вещей, они «на чистом месте столкнулись лоб в лоб на своих машинах, но остались живы».



Шаманские атрибуты с лабаза Ивана Ивановича Ивигина принял посетивший Орловку Константин Миронович Ожерельев, общественный сотрудник Колпашевского музея. За переданные артефакты музей заплатил Владимиру Александровичу Ивигину 87 рублей. По итогам командировки К.М.Ожерельев составил отчет с описью предметов.



Представленный в постоянной экспозиции музея костюм был сшит в 1930-е годы женщинами из рода Ивигиных. В изготовлении металлических подвесок участвовал старший брат шамана Николай Иванович, знавший эвенкийские традиции кузнечного ремесла.



Кроме костюма и бубна в коллекцию входят две шаманские сабли и три шаманских «тыёвуна» (посоха) со сложной семантикой, включающей инструменты для прохода через миры, антропоморфные лики духов и изображения гагары. С тыёвунами шаман проводил «малые камлания», ходя по снегам и землям нижнего мира. Шаман садился у костра, ставил перед собой посох, клал на его рукоятку сложенные одна на другую ладони рук и медитировал, слегка раскачиваясь.



Директор Колпашевского музея А.А.Пихновская пишет: «А шаман еще стоит?..» - этот вопрос часто задают посетители, пришедшие в Колпашевский краеведческий музей. Кто хоть раз был в нашем музее, тот поймет, о чем идет речь. Ну, а кто не был, советуем побывать и посмотреть. По праву самым ярким и запоминающимся остается зал этнографии народов Севера. Вот там и можно увидеть стоящего в полный рост шамана с бубном и колотушкой. Одет он в самый настоящий костюм и держит самые настоящие атрибуты шамана эвенкийского рода Чамба - Ивигина Ивана Ивановича».



До сих пор среди эвенков можно услышать разговоры об особенной (некоторые считают чрезмерной) открытости Ивигиных по отношению к русским исследователям и ученым. А материальными свидетельствами этой открытости являются предметы и сведения, переданные самим Иваном Ивановичем Ивигиным в музей Красноярска в 1926 году и родственниками шамана - в музей Колпашево в 1963 году.



Автор статьи обращается к читателям с просьбой оказать помощь краеведу из Белого Яра Владимиру Александровичу Ивигину и Колпашевскому музею в поисках «ленинградского следа» Ивана Ивановича Ивигина, а также в приобретении копии пропагандистской брошюры 30-х годов «Боритесь против шаманов» («Самаоэлвэ хуски нгорчадекаллу»), изданной на русском и эвенкийском языках.



Выражаю благодарность А.А.Пихновской и В.А.Ивигину за участие в осуществлении данной публикации.



Адрес электронной почты для контактов yuklitsenko@mail.ru





Литература и источники:



Баташев М.С., Материалы Красноярского музея по культовым сооружениям эвенков, альманах «Енисейская провинция» № 2, 2006;



Ивигин В.А., Уникальнейший архив «Эвенки Верхнекетского района», Территория согласия (журнал о жизни народов Томской области), №1, 2006;



Максимова И.Е., Тунгусский ойкос: по материалам сымско-кетской группы эвенков, диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, Томск, 1994;



Пихновская А.А., Эвенкийская этнографическая коллекция Колпашевского краеведческого музея (рукопись);



Пихновская А.А., Этнографические коллекции Колпашевского краеведческого музея, Труды Томского областного краеведческого музея, том 15, Томск, 2008;



Приль Л.Н. "Интернационал" над Кетью (кочевые политшколы Севера: методы деятельности пропагандистов), Территория согласия (журнал о жизни народов Томской области), №1, 2006;



Приль Л.Н. Снег - белый, чум – красный, Северные просторы. 2004-2005.









Copyright © Льыоравэтльан Все права защищены.

Опубликовано на: 2009-06-18 (3509 Прочтено)

[ Вернуться назад ]

Архив статей  ::  Добавить новость ::  Контакт с автором ::  Рекомендовать Нас

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke по-русски
Открытие страницы: 0.04 секунды
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com