Организация коренных народов для коренных народов Российской Федерации
     Специальный консультативный статус при Экономическом и Социальном совете ООН
     Ассоциированный статус при Департаменте общественной информации Секретариата ООН
   Навигация
· Новости
· Об организации
· Стажеры
· Бюллетени
· Народы
· Статьи о коренных
народах
· Законодательство
· Конкурсы и гранты
· Ссылки
· Контакты

   Лаборатория межнационального взаимодействия
· О проекте
· Лаборатория в г.Томске
· Лаборатория в г.Горно-Алтайске
· Лаборатория в г.Абакане
· Стажировка в г.Москва
· Контакты
· Фотогалерея

   Поиск



   Информация

Rambler's Top100 Rambler's Top100


Бюллетень №2 Карельской Региональной Общественной Организации ''Молодежный Информационно-Правовой Центр Коренных Народов ''Невонд''

Дни учебы пролетели незаметно

 

 

Вот и подошло к концу время нашей стажировки в Информационном центре "Nevond". Мы представляем вторую группу стажеров, собравшихся из Кондопожского, Пряжинского, Олонецкого, Калевальского районов Карелии, а также из Тверской области. Многие из нас весьма смутно представляли - куда едут, с какой целью, так как информации на местах было крайне мало.
Теперь, по истечении шести недель обучения, мы с полой уверенностью можем говорить о том, что это время потрачено не зря. В ходе стажировки мы получили знания по правам человека, познакомились с международными, европейскими и федеральными документами в этой области. Конечно, это далеко не все, о чем мы узнали.
Каждый из нас нашел в программе обучения свою стезю, почерпнул то, что в будущем ему обязательно пригодится.

Когда ехала на курсы, преследовала лишь одну цель: получить знания по правам человека и попытаться их применить в своей работе.
Во время обучения я понимала, что многие темы буквально затягивают и все больше интересуют. Я чувствовала себя спортсменом, принимающим эстафету. И мне захотелось нести эти знания в свой далекий Калевальский район, и непременно просвещать других.
Практически всё, чему нас учили, лично для меня оказалось полезным, а главное - актуальным. Я пришла к выводу, что те документы, которые мы разбирали, знать должны все и, самое главное, - уметь воспользоваться правами, которые гарантированы законом.
Любовь АНТИПОВА, корреспондент,
Калевальский район.

На курсы центра "Nevond" меня привело понимание того, что о правах человека я знаю крайне мало. Здесь я получила эти знания, а также многие другие, которые не менее важны в работе по вопросам коренных народов.
Во время учебы я получила колоссальный заряд энергии, толкающий к новым действиям и работе; ценную, полезную и интересную информацию, которая открыла передо мной новые возможности. Права человека, по-моему, необходимо знать каждому, в том числе и самим представителям коренных народов, которые долгое время подвергались жестокой дискриминации. Только обладая хорошим уровнем образования, мы сможем "встать на ноги".
Юлия БОГОЛЮБОВА, председатель Молодежного отделения тверских карел,
Тверская область, Лихославский район.

О курсах я узнала от директора нашего образовательного учреждения. На раздумье мне дали всего 10 минут. Несколько смутили сроки - полтора месяца казались долгими. Но сейчас, подводя итоги и оглядываясь назад, чувствуешь, что этих дней было мало. Больше всего пугала неизвестность: встречи с новыми людьми и не просто встречи, а совместное проживание, условия и возможность восприятия информации.
Сейчас с полной уверенностью понимаю, что время было потрачено не напрасно. Получена полезная информация, о системах правовой защиты коренных малочисленных народов, подкрепляемая документальной основой. Эти знания можно и нужно реализовывать на местах, консультируя местное население, что я и постараюсь сделать в своем селе.
Неизгладимый след оставило знакомство с новыми, интересными людьми. Мы настолько сдружились, что практически стали одной семьей. Даже расставаться не хочется. Надеюсь, что у каждого из нас найдется место в душе для светлых воспоминаний, и мы будем ждать новых встреч.
Анна МЮЗИЕВА, социальный педагог,
Кондопожский район.

В молодежном информационно-правовом центре "NEVOND" я получила массу впечатлений. Об учебе писать не буду, думаю, что об этом напишут все. Хочу рассказать об отношениях, которые сложились между нами - стажерами.
Приехав на курсы, каждый из нас боялся неизвестности: как мы познакомимся, как будем жить, учиться. Мы совершенно разные, но в то же время - такие одинаковые.
Полтора месяца учебы пролетели незаметно. За это время мы сдружились, сблизились. Бывали вместе на занятиях, и дома; серьезные и сосредоточенные на лекциях, а в перерывах и в свободное время то и дело слышался наш смех. А где смех, там теплые, дружеские отношения и взаимопонимание.
На этих курсах я получила не только знания, но и познакомилась с интересными людьми, с которыми надеюсь поддерживать отношения и в будущем. За полтора месяца мы стали не просто знакомыми, даже более того - друзьями.
Дома я буду с улыбкой рассматривать фотографии и вспоминать полтора месяца стажировки в центре "Nevond".
Ирина ГРЕЧНЕВА, библиотекарь, Пряжинский район.

Признаться, ехала я на эти курсы в полном неведении, - какого рода информацию получу, и будет ли она полезна мне в дальнейшей работе.
Постепенно, день за днем нас знакомили с такими важными понятиями и документами, как права человека, конвенция прав ребенка, закон о языках и многое другое. Много было различных встреч с интересными людьми, посещений концертов и выставок. Запоминающимся был визит саамской делегации.
Я уверена, что полученные знания лично мне важны и необходимы. Думаю, что смогу проконсультировать всех желающих в области прав человека, в том - как правильно написать заявку на получение гранда, рассказать о фандрайзинге и многое другое.
Наталья РОМАНОВА, воспитатель, Олонецкий район.

На курсы меня направили от отдела образования города Кондопога, где я работаю воспитателем группы продленного дня средней образовательной школы №2, являюсь организатором спортивно-оздоровительных мероприятий. В работе с детьми часто использую краеведческий материал и карельский язык.
Сама я - коренная карелка, знаю и говорю на родном языке. Именно поэтому меня заинтересовала проблема необходимости развития и поддержки языков коренных народов, их прав, так как это наиболее незащищенная группа населения. Эти и некоторые другие вопросы включены в программу работы центра "Nevond".
Пройдя стажировку, я нашла для себя ответы на многие вопросы: почему карельский язык в городах слышен реже, чем в деревне; почему родной язык так непопулярен? Может, карелы бояться говорить на языке своего народа или совсем забыли его? Возможно, существуют и другие, скрытые причины этого явления.
Занимались с нами квалифицированные специалисты, от которых я многое узнала. Оказывается можно и даже нужно защищать права человека, права коренных народов, и ни в коем случае нельзя бездействовать. Ведь именно благодаря усилиям инициативных людей проводится работа по сохранению и развитию родных языков. Уже существует закон о поддержке карельского, вепсского и финского языков, о котором нам подробно рассказала Татьяна. Клеерова.
Много полезной информации я получила непосредственно для работы в школе и лично для себя. Появились интересные идеи, новые знакомства. После завершения этой курсовой подготовки я буду с теплом вспоминать нашу дружную группу стажеров.

Виктория ЕВСЕЕВА,учитель, г. Кондопога.

Есть ли будущее у карельского языка?

 

Мой родной город Олонец, как и многие города Карелии, занимается возрождением и развитием карельского языка. Работа в этом направлении начинается еще в дошкольных учреждениях. Продолжается в школах. Сколько деятельных, увлеченных своей работой педагогов работают с детьми! Например, в деревне Тукса есть замечательный педагог Любовь Туттуева. Много сил и труда вложила она в то, чтобы карельский язык жил и развивался. Она создала свою программу обучения детей родному языку, собрала богатый материал по истории своей деревни. Сейчас эта программа готовится к выходу.
В любом образовательном учреждении, будь то школа или детский сад, есть такие люди, которым не безразлична судьба карельского языка, ими и проводятся различные мероприятия. Получается, что в основном вся ответственность за знания языка ложится на педагогов. Ведь не секрет, что молодых семей, говорящих на карельском языке, очень мало и ребенок, приходя домой, находится вне языковой среды.
Итак, я поведала лишь о малой доле той работы, которая проводится в районе по изучению родного языка. Но меня волнует вопрос - что ждет дальше тех детей, которых мы обучаем национальным языкам? Ведь в школах обучение заканчивается в среднем, а то и в начальном звене. Педагоги сетуют на отсутствие в достаточном количестве необходимого методического материала, а та материальная база, которая имеется, уже устарела. И, что самое малоприятное, у детей старших классов пропадает интерес к языку наших предков. Занятия проводятся факультативно, а желание посещать их есть далеко не у всех.
И вот я подхожу к вопросу: есть ли будущее у карельского языка, у языка, на котором говорил и писал Брендоев, у языка наших предков? Если у детей не будет собственного интереса, а главное- желания знать свой язык, говорить на нем, то никакие учителя и родители их не смогут заставить это сделать. А что необходимо для поддержания этого интереса - это разговор уже на другую тему.

Наталья РОМАНОВА

Ломая стереотипы

 

Занятия в стенах университета. Так бывает, что студенты не всегда могут выполнить задания. И тут слышится раздраженный возглас преподавателя, профессора филологических наук: "Ну вы тупые, как карелы!" Почему? За что?
Но ведь на самом деле среди русских бытует мнение о том, что карелы именно такие. И слышала я об этом не только из уст данного профессора, но и от других людей. Вспоминаю знакомых карелов: и объективно оценив, понимаю, что ни один из них не плдподает под категорию глупых людей. В чем же дело?
Ученые выяснили, что любому процессу познания, общения предшествует то, что психологи называют "установкой". В системе установок, незаметно для самого человека, аккумулируется его предшествующий жизненный опыт, настроения его социальной среды. И вот такое предвзятое, выведенное из стандартизированных суждений, а не основанное на непосредственной оценке мнение о свойствах людей психологи называют стереотипами. То есть сложная индивидуальная личность механически подводиться под простую общую формулу, которая не всегда правильна. Например, карелы - злые. Лебедев - карел, значит, он должен быть злым.
Стереотипы обладают большой устойчивостью и плохо поддаются изменению под влиянием разумных доводов. Как же возникают стереотипы и к чему они приводят?
Когда люди общаются, между ними случаются разные конфликты и возникают отрицательные эмоции. Когда конфликтует карел с карелом, конфликт остается частным. Но если эти люди принадлежат к разным национальностям, ситуация легко обобщается и отрицательная оценка одного превращается в отрицательный стереотип этнической группы: все карелы такие.
Возникновение многих сложившихся стереотипов можно объяснить исторически. Например, самый резкий стереотип "карелы тупые" легко объяснить. Раньше карелы, приезжая учиться в город, испытывали значительные трудности при общении, а тем более в процессе обучения, т.к. плохо знали русский язык. Выражать свои мысли по-русски им было проблематично, но это вовсе не означает, что карелы думают хуже русских.
Неопровержимо то, что у каждой национальности есть свои специфические черты, свои традиции. Хотят того люди или нет, они неизбежно воспринимают чужие традиции, формы поведения, прежде всего через призму своих собственных обычаев и традиций, в которых они воспитывались. Казалось бы, в этом нет ничего особо страшного. Проблема возникает лишь тогда, когда эти действительные или воображаемые различия возводятся в главное качество и превращаются во враждебную психологическую установку по отношению к какой либо национальности, установку, которая и приводит к дискриминации.
Дискриминация по отношению к тверским карелам была очень сильна в середине 20 века. Во время проведения соответствующей политики, когда были страшные репрессии интеллигенции и в учебные заведения не принимали только потому, что ты карел. Подобная дискриминация привела к тому, что карелы стали скрывать свою национальность. Поэтому Л.Н. Гумилев и зафиксировал в своих записях, что карел из Тверской губернии, приезжая в Москву, сразу становиться русским, а возвращаясь в деревню - карелом. Большей частью из-за не толерантного отношения ассимиляция карел шла стремительными темпами.
Недавно услышала такой разговор в автобусе. Заговорив о местном карельском населении, один мужчина смущенно признался: "Да я сам карел". А на вопрос собеседника: "Что и карельский язык знаете?". Тот, слегка поморщившись, отвечал: "Нехороший язык. В армии очень мешал, говорил я плохо, рода путал, смеялись многие".
И моей тете, приехавшей со своей бабушкой в город на рынок, та твердила: "Только не говори по-карельски". Скрывали родной язык. Боялись. Страшно было, после предвоенных- то репрессий и даже стыдно - вроде как "некультурные". Отголоски этой дискриминации слышны и сейчас: пожилые карелы до сих пор, находясь в городе, стараются не говорить на карельском языке, и боязливо оглядываются, когда рядом кто-то громко заявляет о том, что он карел.
Таким образом, мы видим, что проблема толерантности существует до сих пор. Как же преодолеть эту проблему? Наверное, только путем воспитания в обществе терпимости, уважительного отношения к чужим верованиям, к тому, что один народ не может быть не похож на других в своих обычаях и культуре.

Юлия Боголюбова.

Тверская Карелия

 

Исконным населением Республики Карелия считается карельский народ. Но существует в России еще один уголок, в котором также проживают карелы. Это - Тверская область, или, как поэтично назвал ее Федор Глинка - "Тверская Карелия". Многие удивляются, когда, путешествуя по районам Тверской области, слышат абсолютно незнакомую речь. Здесь уже около 400 лет живут карелы, которые, несмотря на столь тесное соседство с русскими, смогли сохранить свою культуру, язык и обычаи. Каким же образом карелы оказались здесь, в центре России?
Много веков назад, после жестокого правления Ивана Грозного, эта земля опустела. Жившие здесь русские крестьяне ушли из-за войн, голода и страшных эпидемий. Тогда русское правительство решило отдать эту землю, "где были леса большие и болота топкия", карелам, которые бежали с Карельского перешейка из-за войны России со Швецией. "Бежали... для трех причин: первое - для веры, другое - для языка и своей природы, третье - от больших податях тягости...", - так объясняли причины исхода "корелы" сами переселенцы. Таким образом и появились карелы в Тверской стороне. Селились, в основном, близ с. Толмачи Лихославльского района и с. Козлова Спировского района. И ожила заброшенная территория, тут и там возводились деревеньки. Строились и церкви, которые были в наиболее хорошем состоянии и содержались аккуратно: "карелы к храму своему усердны, набожны, к духовенству почтительны". Еще полторы сотни лет назад в некоторых из них можно было увидеть иконы, принесенные из Карелии - "очень древнего письма".
Благодаря своему огромному трудолюбию, толмачевские карелы в XIX в. стали считаться самыми зажиточными в своем округе. У каждого было свое большое хозяйство, маслобойки, мельницы… Администрации Тверской губернии приходилось общаться с населением только с помощью переводчиков. И сейчас стоят ухоженные карельские деревеньки, и пахнет в домах знаменитыми карельскими пирогами, и до сих пор люди, выходя из бани, благодарят "kulun izanda" за хороший пар, вот только карельская речь слышится теперь все реже и реже. Почему? Просто страшный XX век оставил свой след и в судьбе карельского народа. Политические игры людей, стоявших у руководства многонациональной страны, не могли не иметь последствий. Нужно сказать, что в начале XX в.в. тверские карелы составляли самую крупную карельскую этническую группу в России (140 567 человек). Много карел пострадало при раскулачивании, когда целые семьи попросту оставались на улице.
После весны 1939 года отношения СССР с Финляндией, с которой карел связывает этническая и языковая общность, стали портиться. На всё, что было связано с карельской культурой и любыми проявлениями карельского национального самосознания, обрушились репрессии. Хотя большинство следственных дел из-за абсолютной абсурдности обвинений было прекращено, а арестованные, кроме умерших в тюрьме, были освобождены, карельскому языку и карельской культуре был нанесен непоправимый урон. Затем - советско-финская война, когда карелы шли убивать людей, говорящих на схожем языке, Великая Отечественная Война, унесшая жизни тысячи карел, запрет на все национальное, страшная дискриминация… В результате численность тверских карел сократилась в два раза. А по данным переписи населения за 1989 год их в Тверской области осталось 23196 человек.
Как бы ни была тяжела судьба тверских карел, но свой язык, свою культуру они не забыли. И в начале 90-х годов встал вопрос о сохранении и возрождении карельского языка и культуры. Нашлись активисты, которые душой болели за свой народ, и дело пошло. На территории Тверской области, для сохранения и возрождения родной культуры, была основана национально-культурная автономия тверских карел. Сейчас уже изданы буквари и учебники на родном языке, существуют детские и взрослые коллективы профессионального и самодеятельного искусства, проводятся массовые мероприятия в области национальной культуры: фестивали, конкурсы, смотры, выставки и т.д. Ведется преподавание карельского языка в школах. В Лихославльском педучилище и Тверском госуниверсите созданы группы по изучению родного языка и культуры. Регулярно издается газета "Karielan Sana", ежемесячно выходит радиопередача "Тверская Карелия". Еще многое нужно сделать и решить еще многие проблемы, которых в Тверском регионе достаточно. Тем не менее тверские карелы возрождают свою культуру. И пусть представителей этого этноса осталось не так уж и много, потеря даже самой маленькой культуры, даже маленького этноса - это духовная потеря для всего человечества.

Юлия БОГОЛЮБОВА

В мгновении увидеть вечность

 

В одном мгновеньи видеть вечность,
Огромный мир - в зерне песка,
В единой горсти - бесконечность
И небо - в чашечке песка.

В одной карельской деревушке Пульчейла, которой ныне и на карте нет, вдали от центра, в глуши карельских лесов родилась моя мама Клавдия Архипова. В семье она была единственной дочкой среди пятерых братьев. Конечно, большая часть домашних забот легла на ее хрупкие девичьи плечи. Совсем юной девчушке приходилось работать в колхозе, ухаживать за коровами и свиньями. За работу платили символически, а за день начисляли 4 трудодня. Старшему поколению эти скупые цифры говорят о многом.
Всю жизнь мама старательно трудилась, а годы шли неотвратимо. Теперь она считает себя неграмотной, потому что ей довелось закончить только 3 класса. Молодому поколению не понять, как можно было остановиться на таком низком уровне. Ответ прост - такая тогда была жизнь, основой всего считалась работа, отец моей мамы посчитал, что для девочки достаточно и этого.
Мои дедушка и бабушка - коренные карелы, говорили только на карельском языке. В быту, на работе и во время отдыха, звучала родная речь. Дети перенимали опыт старших, активно использовали язык предков.
В истории развития Карелии был период, когда карельский язык не признавался, считался испорченным финским наречием. Это повлекло за собой изменения при обучении детей в школах. Все предметы велись и изучались только на финском языке. Несмотря на это, в семьях продолжали общаться на родном языке. Как же без родной речи? Наши родители даже не мыслили существования без своей культуры. В то время карельский язык не приветствовался и в школе, где не было даже упоминания о нем.
Молодежь все реже и реже говорила на родном языке. Помню, когда я была ребенком, в нашей семье по-карельски говорила только мама (бабушки и дедушки уже не стало). Отец - прекрасно понимал язык, но крайне редко его употреблял, даже стеснялся и боялся говорить на родном языке. Так сложилось, что карельский язык искоренялся из общественной жизни. Мало сохранилось семей, которые смогли противостоять исторически сложившимся обстоятельствам и не смогли в полной мере сохранить родной язык, передать его внукам. Спасибо маме, которая передает нам любовь к родному языку.
В один из майских дней дети, внуки и даже трое правнуков съехались поздравить ее с 70-летним юбилеем. Как приятно было вновь слышать родную карельскую речь, которая живет сейчас в большей степени в деревнях и селах. А дети, разъехавшись по городам, мало, порой и вовсе не говорят и не слышат родной язык, или общаются на нем с престарелыми родителями, когда приезжают навестить их.
Вот звучит мамина песня, которая любима с детских лет:
Kazvatti minu mami,
Kazvatti ainivon,
Ei ni ruatuttelluh,
Saduizes istutti,
Saduizes istutti da
Limonal qostitti.
Слушая песню, вспоминаю, как мама рассказывала о прежней жизни. Женская доля карелки отражена в этой песне. Задевает душу родная речь, будит национальную память.
За одну человеческую жизнь - 50 лет, мама увидела рассвет и упадок некогда многолюдного села, жизнь и угасание карельского языка. Надеюсь, что не только мы, но наши дети и внуки будут сохранять и развивать родной карельский язык.

Виктория ЕВСЕЕВА

 

Загадки саамской культуры

 

7 мая в Петрозаводске в Республиканском центре национальных культур состоялась встреча карелов и вепсов с делегацией коренных малочисленных народов Мурманской области - народом саами. В составе приехавшей группы были не только сами саамы, но и представители других национальностей, которые приобщились к саамской культуре и являются не только ее знатоками, но и хранителями.
В ходе встречи они рассказали о себе, своей культуре, языке и, конечно же, о своих проблемах, которые, как известно, присущи всем малочисленным народам.
В Мурманской области выделены три района проживания самобытного, очень древнего народа саами: Ловозерский, Кольский, Ковдорский. Особенностью этого коренного малочисленного народа является его транс государственный характер. На сегодняшний день саамы проживают на территориях четырех государств: России, Финляндии, Швеции и Норвегии. На протяжении нескольких последних лет они осуществляют активное сотрудничество между собой через государственные границы, в том числе в рамках Баренцева Евро-Арктического сотрудничества.
Саамы относятся к заподно-финской ветви финно-угорских народов. Интересно то, что саамы называют себя на разных диалектах по-разному: саамь, саами, саметь, саамэ, самач, сабмс, самь.
Лингвисты отводят особое место саамскому языку внутри группы финно-угорских языков. Они говорят о том, что в его основе лежит какой-то, пока неизвестный науке, субстрат, затем растворившийся в финском языке, передав саамскому его финно-угорский характер. Несмотря на родственность языков, встретившись сегодня, саам и финн не смогут понять друг друга. До сих пор для современной науки остается загадкой одна треть лексики саамского языка, так как ни в одном языке мира нельзя найти соответствий. Безусловно, такой уникальный язык необходимо сохранять и развивать, что и делают, по мере своих возможностей, представители саамской культуры.
После такой познавательной встречи все желающие имели возможность побывать на концерте, организованном делегацией. На суд зрителя были представлены как фольклор, так и современное творчество саамов, что говорит о том, что культура не только сохраняется, но и развивается, а значит, - не исчезнет бесследно.

Любовь Антипова.

 

Мы хотим жить

 

Это - крик моей души, в котором, я думаю, сливаются многочисленные голоса жителей Калевальского национального района.
Я очень люблю свою малую родину, хочу жить и работать именно в своем поселке и нигде более. Еще совсем недавно мне казалось, что наш район, невзирая ни на какие трудности будет жить вечно. Но теперь мне стало страшно за его будущее.
Социально-экономическое положение Калевальского района оставляет желать лучшего. Градообразующее предприятие - леспромхоз, снова на грани банкротства, а ведь это на сегодняшний день практически единственная организация, на котором работает основная масса трудоспособного населения. Правда, есть еще и районное потребительское общество, которое крепко стоит на ногах, но мы прекрасно понимаем, что если не будет производства, то район не выживет.
Несколько лет назад началось медленное, но верное перемещение управленческого центра в город Костомукша. В Калевале оставались так называемые филиалы. Все мы понимали, к чему это ведет, вот только верить не хотелось. Думалось, что национальный район уж точно будут всячески поддерживать и сохранять. И вот недавно встал вопрос об объединении Калевальского национального района и Костомукши. К какому результату это приведет? Какова дальнейшая судьба жителей района и районного центра? Вот какие вопросы меня мучают.
Предположу, что значительно сократятся, особенно в поселке Калевала, и без того немногочисленные рабочие места. Люди от безысходного положения станут покидать свой родной край с целью трудоустройства. И трудно представить - где окажутся коренные жители маленького северного уголка Карелии. Останутся прозябать в своих поселках старики и старушки, которым некуда и незачем ехать. Когда представляю все это, на глазах невольно наворачиваются слезы. Все думаю, что же меня ждет в будущем? Неужели переезд, такой нежеланный и пугающий…
Как же быть, как сохранить национальный район, где всюду льется живая карельская речь, где действует национальный народный театр, детские фольклорные коллективы, хранятся традиции и обычаи северных карелов?
Многие жители района сетуют на то, что молодежь не возвращается на свою родину. И среди моих знакомых, в этом году заканчивающих университеты, преобладающее большинство таких. На вопрос - что собираешься делать после учебы, отвечают: "Конечно же, буду искать работу в городе, что в Калевале-то делать?". И действительно, сейчас в службе занятости на учете по безработице состоит немало молодых людей. А какая перспектива у остальных? Такой участи никто не хочет, вот и не собираются они возвращаться на места, чтобы получать социальное пособие. Но ведь есть и такие как я, которые хотят жить и трудиться в своем поселке, которым далеко не безразлична судьба района, и мы будем бороться за его жизнь до конца с надеждой на светлое будущее.
Вспоминаю слова всем известной песни: "…край родной навек любимый, где найдешь еще такой…" и понимаю - насколько они точны, потому что для меня единственным домом навсегда останется мой родной

Калевальский район.
Любовь АНТИПОВА.

На хрупкие плечи - масса проблем

 

Село Спасская Губа расположилось вдоль берегов Мунозера. Вокруг - живописные места, красивая природа, над озером возвышаются горы. На одном из склонов расположилась горнолыжная база "Луми", где дети катаются на лыжах, с пользой проводят свое свободное время. База также занимается деятельностью по привлечению туристов. В конце зимы проводится праздник, на который съезжаются все желающие.
Основным центром на селе является школа, в которой я и работаю. Наша школа является представителем этнокультурного направления по развитию и сохранению карельских традиций и карельского языка. Директор школы энергично ведет деятельность, направленную на процветание школы.
Но, как и во многих государственных учреждениях, в школе существует масса проблем. Основная из них - малая наполняемость классов. Уже не первый год мы отстаиваем статус средней школы. С каждым годом делать это все труднее, реального решения проблемы нет, так как село угасает, молодежи мало, а отсюда и малый прирост населения.
Учителю, работающему в сельской школе, тоже тяжело. Наряду с такими проблемами, как недостаток методической литературы, цельной информированности, наиболее остро стоят такие, как - бытовые неудобств и другие.
Сельскому учителю предоставляется льгота в получении бесплатных дров на зиму. В настоящее время все стараются эту льготу занизить или вообще забыть о ее существовании. Особенно трудно приходится тем учителям, которые живут одни. Так как подвоз дров не организован, им приходиться обращаться в другие организации. Если к выписке дров приплюсовать их расколку и распиловку, то дрова становятся "золотыми".
Сейчас вспоминаю себя, когда девчонкой после училища, молодым специалистом приехала на работу. Предоставили мне жилье с печным отоплением, а дров нет. На дворе стояла осень, а в сарае не было ни одного полена. После долгих поклонов и обивания порогов, дрова привезли в ноябре, когда уже выпал снег. Их уборка также заняла определенное время, и всю зиму я тем и занималась, что их сушила. Да и многие учителя в учительской жалуются, что сырые дрова в печке не горят, а пищат и шипят. Невольно, подсознательно, поверх преподавательской деятельности, представляешь вечерние хлопоты по растопке печи.
В данный момент дрова перестали возить совсем. Сдвинется ли что-нибудь с места, никто четко сказать не может. Из-за этих проблем и не хотят ехать выпускники училищ и вузов работать учителем на селе.
Но стоит отметить, что учителя на селе продолжают активно действовать, усердно работать, безвозмездно отдавая свои знания и силы детям. Мы в нашей школе прилагаем массу усилий, с использованием мероприятий по сохранению и продолжению традиций коренных народов Карелии. Очень жаль, что обучение карельскому языку ведется в начальном и среднем звене, а далее - лишь факультатив. Постепенно, без использования и дальнейшего изучения языка, навыки теряются, а очень хотелось бы не только сохранить их, но и приуножить.

Анна МЮЗИЕВА

С надеждой в глазах

 

Моя деревня находится в Кондопожском районе и называется Нелгомозеро. Строилась она для временных работ по валке леса. Люди съезжались сюда со всех сторон нашей большой страны. Поставили временные домишки, конфискованные у финнов после войны. И закипела в деревне жизнь: на глазах строились школа, столовая, детский сад, ясли, - в общем, был непочатый край работы.
В нашем поселке открылась станция от Онежского тракторного завода, для испытания лесопромышленной техники, так как основным делом села была валка леса. На озерах, которых предостаточно, была организована сплавка леса. Народ в поселке все прибывал. С жильем было трудно, в некоторых домах размещали аж по три семьи.
Мой дедушка, коренной карел, жил в селе Кончезеро, где и познакомился с моей бабушкой. У них появилась дочь, моя мама, и вот такой дружной молодой семьей они переехали в поселок Нелгомозеро. В то время, леса были полны дарами, а озера рыбой. Несмотря на тяжелое послевоенное время люди не голодали. Мой дед всю жизнь занимался ловлей рыбы, сбором грибов и ягод, непосредственно участвовал в освоении лесов, проработав всю жизнь вальщиком.
Шли годы. Запасы леса редели, люди разъезжались по городам и более успешным населенным пунктам. Временные дома, построенные на скорую руку, вернее собранные из щитов и рассчитанные максимум на 20 лет, служат людям уже более полста лет.
Думали ли тогда те молодые люди, которые ехали на заработки в развивающийся поселок, что останутся здесь навсегда. Причины были разные: зацепились корнями, родились дети и просто привыкли жить в своем отдаленном поселке.
Много воды утекло с тех далеких пор, вырастали дети, разлетались из отчего дома, вырастало и кладбище около поселка. Но оставшиеся здесь жить, приехавшие когда-то девушки и юноши, молодые мужчины и женщины, теперь уже пожилые люди, старики и старушки, никак не могут поверить, что ВСЕ, жизнь в их деревню уже не вдохнуть, НЕТ у поселка перспектив. Леса все вырубили и нечем бедным людям привлечь "доброго дяденьку с большим кошельком". Работы в поселке нет. Из организаций осталась одна школа, да и та на гране закрытия. Почти все мужчины, сокращенные с работы в эту зиму, ушли в наем на валку Вологодских лесов. Остались одни, злоупотребляющие спиртными напитками и немощные старики. От своего безысходного положения женщины тоже стали увлекаться алкогольными напитками.
Молодежь в деревне не задерживается, ведь делать им там нечего. Но даже этого не видят наши наивные старички. Они еще питают надежду на лучшую жизнь, они еще смотрят с верой в глаза важному чину, приехавшему из района, с докладом о том, что он сделал многое, чтобы людям жилось лучше.
Но между тем людям не возят дров, это им, которые всю жизнь отдали работе в лесу, это им, оставшимся одним в старости. Как банально и иронично звучит фраза "дров нет". Старики недоуменно переглядываются и идут к частникам заказывать дрова.
Да можно еще долго описывать проблемы на селе, но будет ли от этого толк. Может быть, эта статья чему-нибудь поспособствует. А может стоит махнуть рукой и плыть по течению дальше, не оглядываясь на наших стариков? Но кто нам гарантирует, что спустя многие годы мы тоже не окажемся на обочине жизни, с верой в чиновников, с надеждой в глазах.

Мюзиева Анна
Кондопожский район
Социальный педагог

Закроются ли старинные ворота?

 

Проблема сохранения и развития карельской культуры в Тверском регионе стоит очень остро. Несмотря на то, что уже более 10 лет идет большая работа национально-культурной автономии тверских карел, ассимиляция продолжается. Нужно принимать новые меры. На мой взгляд, для решения этой проблемы, необходимо уделять более пристальное внимание молодому поколению, а именно их образованию в национальной сфере.
Сейчас изучение карельского языка в школах ведется факультативно, а в Лихославльском педучилище и Тверском государственном университете созданы карельские группы. Однако ребята, закончив обучение родному языку и культуре, не могут применить эти знания в своей дальнейшей жизнедеятельности. Работа и каждодневные заботы вытесняют на второй план сохранение и развитие карельской культуры, а иногда и на задворки. Почему так происходит? Почему дети без особого энтузиазма ходят на занятия карельского языка? Дело в том, что они не видят в этом перспективы. Следовательно, нужно сделать все возможное, чтобы создать их. Ведь только редкие единицы понимают то, что родной язык нужен, в первую очередь, для себя.
По-моему, формирование единой образовательной цепи - изучение родной культуры и языка в детском саду, в начальной и средней школе, в училищах и университетах, а далее, и это самое главное, обеспечение работой в национальной области, где ребята смогли бы применить свои знания и поделиться ими с последующим поколением, поиски путей применения карельского языка в повседневной жизни - вот то, что поможет в данной ситуации. Конечно, процесс этот очень трудоемкий, но, на мой взгляд, это единственный выход из создавшегося положения. Эта проблема уже решается в Республике Карелия, но в Тверской области она сопровождается многими другими трудностями.
Вопрос образования и трудоустройства поднимался не раз на заседаниях Молодежной Ассоциации Финно-Угорских Народов, впереди нас ожидает Всемирный Конгресс финно-угорских народов, на котором будут рассматриваться проблемы молодежи.
Нужно приложить все усилия, чтобы не оправдались опасения карельского поэта С. Тарасова: "Когда слушаешь, как карельские песни поют старики и старушки, словно в старинные ворота входишь. И становиться страшно от мысли, что их могут закрыть".

Юлия Боголюбова.

Что имеем - сохраним

 

 

 

В г. Петрозаводске существует издательский дом "Периодика". Для того, чтобы мы смогли поближе познакомиться с его работой, нам организовали экскурсию. В издательстве нас встретила ведущий специалист Алина Микшиева, которая рассказала нам об основной их деятельности. На сегодняшний день в "Периодике" работают шесть редакций. Свои материалы они издают на финском, карельском и вепсском языках.
Сначала мы посетили редакцию детского журнала "Kipina". В нем публикуются рассказы и стихи для детей среднего возраста. В основном, журнал используют в целях изучения языка. В редакцию приходят письма читателей, в которых они присылают свои работы, что всегда приветствуется и публикуется.
Газеты "Karjalan Sanomat", "Vienan Karjala" и "Oma mua" выходят раз в неделю. Имеется постоянный коллектив журналистов, владеющих национальными языками. Много молодых специалистов, что очень важно. Ведь если в Карелии молодое поколение знает свой родной язык, значит, наша культура и традиции не умрут. Также газеты активно сотрудничают с внештатными корреспондентами из районов, которые в своих материалах рассказывают о жизни самых отдаленных уголков республики.
Газета "Kodima" - единственное издание, выходящее на вепсском языке. В ней есть и русские страницы, так как "Kodima" распространяется не только на территории Карелии, но и по всему Северо-Западу России. Коллектив редакции также пытается наладить связь с вепсами, проживающими в Сибири.
Во все редакции газет приходят письма не только на национальных языках, но и на русском. Как показывает практика, у каждой из этих газет есть читатели, понимающие язык, но не владеющие его грамматикой. В этих случаях с материалами работают переводчики. Так что ни одна статья не остается незамеченной.
Издательство "Периодика" занимается не только изданием газет и журналов, но и публикацией книг карельских авторов. Недавно вышла книга об истории Карелии, которая является одним из наиболее полных источников информации в данной области. Всем этим книгам посвящена выставка, которая находится в здании "Периодики".
Издательство "Периодика" проводит колоссальную работу по сохранению и развитию национальных языков, делает первый шаг на тяжелом пути сближения коренных народов Республики Карелия.

Ирина ГРЕЧНЕВА









Copyright © Льыоравэтльан Все права защищены.

Опубликовано на: 2006-09-26 (5871 Прочтено)

[ Вернуться назад ]

Архив статей  ::  Добавить новость ::  Контакт с автором ::  Рекомендовать Нас

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke по-русски
Открытие страницы: 0.59 секунды
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com