Организация коренных народов для коренных народов Российской Федерации
     Специальный консультативный статус при Экономическом и Социальном совете ООН
     Ассоциированный статус при Департаменте общественной информации Секретариата ООН
   Навигация
· Новости
· Об организации
· Стажеры
· Бюллетени
· Народы
· Статьи о коренных
народах
· Законодательство
· Конкурсы и гранты
· Ссылки
· Контакты

   Поиск




 Языковое право и практика

Мир коренных народовСохранение национальных языков, защита языковых прав личности и народов была, есть и в обозримой перспективе считается одним из приоритетных направлений государственной политики любого демократического государства. Признаются такие права и обязанности перед личностью и народами и федеральными, и региональными нормативно-правовыми актами России. По ст. 68, п. 3 Конституции "Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития". Закон "О языках народов Российской Федерации" (принят 20 октября 1991 г.) языковой суверенитет рассматривает как совокупность прав народов и личности на сохранение и всестороннее развитие родного языка независимо от их численности (ст. 2, п. 1, 2). Государство, признавая равные права народов на сохранение и развитие языков, равноправие языков охраняет законом (ст. 2, п. 4, ст. 3, п. 1), обеспечивает условия их изучения (ст. 10, п.1). Закон наделяет субъекты Российской Федерации правом принимать законы и другие нормативно-правовые акты по защите прав граждан на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (ст. 3, п. 3).

Еще дальше в расширении языковых прав пошли разработчики закона "Об образовании". Ст. 6, п. 2 закона гласит: "Граждане Российской Федерации имеют право на получение основного общего образования на родном языке". Закон, устранив монополизм государства на социальный заказ школ и провозгласив правовую защиту национальных языков, не просто расширял, а предоставлял принципиально новые возможности удовлетворения языковых интересов и ожиданий народов.
Среди субъектов Российской Федерации Республика Карелия считается регионом, уделяющим весьма пристальное внимание вопросам сохранения и защиты культурно-языковых прав народов. По признанию видного российского этнолога и этнополитолога М.Н. Губогло, "Республика Карелия проявляет особую заинтересованность в развитии норм национального права, ибо "без ключевых положений этого права … сохранение карел и их этничности действительно становится проблематичным" (1).
И такое заявление соответствует реалиям: с 1991 г. до настоящего времени в республике было принято не менее 20 нормативно-правовых актов (законов, постановлений, распоряжений правительства, программ, концепций и т.д.). Их цель - содействовать реализации культурно-языковых прав и интересов народов республики, в том числе карел, вепсов, финнов (2). 20 марта 2004 г. был принят закон "О государственной поддержке карельского, вепсского и финского языков в Республике Карелия". В соответствии с законом Государственным комитетом Республики Карелия по делам национальностей (далее Госкомнац) разработана и распоряжением Главы Республики утверждена Республиканская целевая программа "Государственная поддержка карельского, вепсского и финского языков в Республике Карелия на 2006-2010 годы" (май 2005 г.). Она предусматривает реализацию комплекса мер, направленных на сохранение, использование и развитие карельского, вепсского, финского языков. В числе этих мер: укрепление и расширение социально-культурных функций карельского, вепсского и финского языков; поддержка СМИ, осуществляющих деятельность на перечисленных языках; организация обучения в образовательных учреждениях названных языков; поддержка образовательных учреждений; издание различных учебных пособий, литературы, словарей; поддержка научных исследований по языкам. Закон и программа предусматривают совершенствование системы подготовки кадров различного профиля, работающих "на языке", "с языком", "для языка", содействие развитию международных и региональных языковых взаимосвязей.
Таким образом, есть все основания утверждать: принятая правоприменительная практика по защите языковых интересов карел, вепсов финнов, достаточна, чтобы обеспечить сохранение языков, их полнокровное функциональное развитие.
С какой результативностью использовались принятые нормативно-правовых акты?
В конце 1980-х годов, учитывая разрыв языковых связей по линии "родители - дети", масштабы языковой ассимиляции, было признано: решающую роль в сохранении карельского, вепсского, финского языков должна играть школа. Усилия власти, активистов прибалтийско-финского движения были сосредоточены на решении этой первостепенной задачи. Огромную работу по созданию букварей, учебников, книг для чтения, учебно-методических пособий выполнили сотрудники нашего Института Н.Г. Зайцева, П.М. Зайков, Л.Ф. Маркианова, Т.П. Бойко. В республике быстро увеличивалась численность школ и число учащихся, изучающих тот или иной прибалтийско-финский язык. При поддержке республиканской власти удалось решить проблему подготовки учительских кадров. Большую роль в развитии так называемой "национальной" школы сыграла разработка и реализация концепций и программ её развития.
В оценке современного состояния карельского, вепсского языков, в меньшей мере финского языка, перспектив их сохранения, функционирования и развития, роли национальной школы в изучении родных языков и сохранения народами своей языковой индивидуальности, разнобой суждений. Мнения разные, подчас диаметрально противоположные, зависят от того, кем, по какому критерию, совокупности ли их характеризуется состояние "национальной" школы, ее возможности и результативность работы по сохранению языков,
Впервые языковая компетентность учащихся была замерена мониторингом 1996 г., в ходе которого учителя оценивали знания учащимися изучаемого языка. Был сделан вывод: "национальная" школа не обеспечивает повышение языковой компетенции учащихся". Это заключение вновь подтвердили данные мониторинга 2002 г. и массовый опрос карел и вепсов в 2002 г. (3).
С 1997 г. многократно повторяется вывод: "активное освоение учащимися навыков родной речи пока не обеспечивается. Национальная школа развивается медленно, что не соответствует ожиданиям национальной интеллигенции", что "активное освоение учащимися навыков родной речи пока не обеспечено", "слабой остается функциональная нагрузка на национальный язык", "школа предоставляет ограниченные возможности в сохранении и развитии навыков родной речи" (4). С одной стороны признается, что "ситуация с карельским, вепсским и финскими языками остается критической" (5), а другой утверждается, что "в образовательных учреждениях республики успешно реализуется национально-региональный компонент" (6), что "за 15 лет удалось создать основу национального образования, на которое в настоящее время и возлагаются надежды карелов, вепсов и финнов Республики Карелия на сохранение и развитие их родных языков" (7), что "сделан важный и необходимый шаг для сохранения и дальнейшего развития карельского и вепсского языков". Желая выдать ожидаемое за действительное, утверждается, что якобы в республике "обеспечиваются оптимальные (выделено мной - Е.К.) условия для сохранения и развития языков" (8). На страницах республиканской печати пишут о том, что в финно-угорской школе г. Петрозаводска изучение ряда предметов якобы ведется на родных языках (9), хотя кроме пособий по языкам ни одного учебника по какому-либо предмету в реальности не существует. Привлечение на уроках карельского, вепсского или финского языка отдельных сведений и материалов по истории, географии, литературе, этнографии и т.д. отнюдь не означает, что учащиеся изучают историю, географию, этнографию или литературу как специальные предметы общеобразовательной школы. На научно-практической конференции "Карельский язык в школе. Проблемы и перспективы развития" (ноябрь 2001), прозвучало и предостережение: "Очевидно то, что мы сделали до настоящего времени, не гарантирует сохранение карельского языка" и "мы не смогли создать систему, которая гарантировала бы необратимые процессы в сохранении карельского языка" (10).
В Министерстве образования и по делам молодежи республики и сегодня считают, что состояние "национальной школы" остается устойчивым, ссылаясь на относительно стабильное число школ и численный контингент изучающих карельский язык.
Насколько справедливо это утверждение?
Накануне проведения ноябрьской 2005 г. конференции были получены результаты очередного мониторинга. Основные его выводы: уровень знания учащимися изучаемого языка остаются низкими; школа не в состоянии обеспечить достижения возвратного двуязычия, т.е. знания карелами, вепсами и финнами языка своей национальности наряду с русским. По оценкам учителей, менее 5% учащихся карел и финнов могли свободно говорить на изучаемом языке, почти никто не говорил на нем в школе (вне урока), дома или вне школы и дома. Возможности школы в сохранении языков считают высокими меньше 15% учителей. Остальные полагают, что серьезных изменений в развитии школы за прошедшие примерно 15 лет годы не произошло (более 40% ответов), остаются ограниченными (свыше 35% ответов) или даже ухудшились (около 9% ответов). Без увеличения объема часов на изучение национального языка возможности школы в сохранении языков останутся ограниченными и не могут сдерживать нарастающие темпы языковой, а затем и этнической ассимиляции народов. Таково мнение примерно 63% учителей, участвующих в опросе (11).
По республиканскому базисному учебному плану образовательных учреждений Республики Карелия (Приказ Министра образования № 144 от 23 апреля 1998 г.) "Родной язык" включен в региональный компонент образования. Стандарт начального общего образования требует от учащихся начальной школы овладение "основными коммуникативными умениями в чтении, устной речи и письма". По нормативу учащийся должен вести диалог этического характера, диалог-расспрос, диалог-побуждение к действию, диалог-обмен мнениями. Перечень ситуаций общения (социально-бытовая, учебно-трудовая, социально-культурная), подробно расписан по 28 темам (12).
Можно казалось бы заключить: к моменту окончания начальной школы, дети, изучающие тот или иной язык, должны достаточно свободно владеть им наряду с русским. Выполнение требований образовательного стандарта решало бы задачу, выдвинутую еще в конце 1980-х годов - укрепить позиции национально-русского двуязычия, бывшего нормой языковой компетенции и речевого поведения карел, вепсов и финнов в послевоенные десятилетия. Действительность же далека от реальности.
При оценке роли школы в сохранении языков широко, и не только в Карелии, практикуется обращение к двум показателям - числу школ и численности учащихся, которые будто бы отражают реальное состояние школ и ее роль в сохранении языков (Приложение 1).
Фактически эти показатели скрывают реальность, порождая миф о благополучии так называемой "национальной" школы. В этом нетрудно убедиться, заглянув "внутрь" данных показателей.
По данным Министерства образования и делам молодежи Республики Карелия в начале 2005/06 учебного года карельский язык изучался в 50 школах (1751 учащийся). По переписи 2002 г. в республике учтено 65651 карел. В возрастно-половой структуре карел доля лиц в возрасте 7-17 лет, т.е. учащихся, составляла 9,8% (13). Следовательно, право изучать язык своей национальности имели примерно 6565 чел., фактически же реализуют это право 1751 чел. или 26,7%. Этот средний показатель варьирует от 12,6% (Кондопожский район) до 64% (Медвежьегорский район).
О серьезных недостатках в современной языковой политике и языковом планировании убедительно демонстрируют данные о доле изучающих карельский язык в местах компактного расселения карел, где наиболее благоприятные возможности сохранения языка. В Олонецком районе в возрасте 7-17 лет право на изучение языка своей национальности реализуют лишь 27,4%. Здесь в ряде крупных поселений с преимущественно карельским населением изучение карельского языка в школе вообще не организовано. Схожая ситуация и в Пряжинском районе, где право изучать карельский язык реализуют только 20% (Приложение 2).
Еще один показатель. Знания, как известно, пополняются путем непрерывного обучения. Какова роль школы в повышении языкового багажа учащихся?
На начало 2005/06 учебного года карельский язык изучался с 1 по 4 класс лишь в 4 школах из 50 (Юшкозерской, Видлицкой, Михайловской и Ведлозерской, 172 ученика), с 1 по 9 класс - в 3 школах (Петрозаводской средней школе № 2, Крошнозерской и Паданской средних школах, 300 учеников), в одной школе (Финно-угорской школе г. Петрозаводска) - с 1 по 10-11 класс (210 учеников). Во всех этих 8 школах навыки карельской разговорной речи, письма и чтения осваивали 682 ученика или около 39% от общей численности изучающих карельский язык.
В 11 школах как минимум 5 лет не ведется изучение карельского языка с 1 класса (Калевальской средней школе, Вокнаволокской школе, Олонецкой средней школе № 2, Мегрегской, Рыпушкалькой средних школах, средней школе № 43 г. Петрозаводска, Кинелахтинской, Пяозерской, Софпорогской средних школах, средней школе № 1 г. Медвежьегорска, Шалговарской средней школе), в трех школах (Костомукшской средней школе № 5, Муезерской, Плотинской средних школах) - три года. Год назад карельский язык изучался как предмет или факультативно с первого класса в 32 школах, в 2005/2006 учебном году число таких школ сократилось вдвое.
Эти данные вряд ли свидетельствует о стабильном состоянии "национальной" школы, поэтому ожидать качественных изменений в языковой ситуации - заметном увеличении числа лиц свободно владеющих изучаемым языком - не приходится. Скорее можно говорить о неэффективной и невразумительной языковой политике в сфере так называемого "национального" образования. Глубокий анализ состояния школы, к сожалению, не проводится, данные мониторингов и исследований языковой ситуации остаются без должного внимания.
В республике в течение нескольких лет говорится об эффективности освоения детьми карельского языка в так называемом "карельском гнезде", каким является ДОУ, где с навыками родной речи дети знакомятся в раннем детстве. Однако сеть таких "гнезд" увеличивается медленно и дети, как правило, приходят в школу без знания языка своей национальности. Многократные разговоры о необходимости координация работы Министерства образования, Госкомнаца, общественных организаций остаются, к сожалению, чаще всего на уровне благих намерений.
Учитывая нарастающие темпы сокращения общей численности карел в республике (с 1989 г. по 2002 г. она уменьшилась почти на 12,3 тыс.), последовательное сокращение доли карел, у которых национальность и родной язык совпадают, невысокий удельный вес владеющих языком своей национальности (48,4%), несложно прогнозировать перспективы развития языковых процессов в карельской среде.
В 1996 г. состоялась Международная научно-практическая конференция, посвященная проблемам карельского языка, в работе которой принял участие академик П. Виртаранта. На вопрос корреспондента: "Каким Вы видите место финского языка в нынешней Карелии?", он ответил: "положению финского языка ничто не угрожает" (14). Время в определенной мере подтвердило его прогноз. О высоком социальном престиже финского языка среди различных этнических групп республики, его прочных позициях в школе можно судить и по числу школ, и по численности учащихся, изучающих финский язык (60 школ, 6129 учащихся). При общей численности финнов в Карелии 14156 человек удельный вес финнов в возрасте 7-17 лет равен примерно 9,6%, т.е. право на изучение финского языка имеют 1359 чел. Фактически же финский язык изучают почти в 4,6 больше учащихся. Правда, за последние 5 лет школ, где изучается финский язык, стало на 9 меньше, сократилась и численность изучающих финский язык - с 10340 (2000 г.) до 6129 учащихся (Приложение 3). Это все же не означает, что финского населения республики нет языковых проблем: по данным переписи 2002 г. финским языком владело 40,8% финнов, фиксируя переход критического рубежа знания финнами языка своей национальности. В массовом масштабе национальная принадлежность и родной язык стали не совпадать.
В определенной мере можно говорить о стабильных позициях вепсского языка в школе. Он преподается в бывшей Вепсской национальной волости (в трех школах) и в Петрозаводске (в двух школах). Всего вепсский язык изучают 326 чел., или 76,9 % вепсов в возрасте 7-17 лет, имеющих право на изучение языка своей национальности (Приложение 4). Однако говорить о том, что проблема сохранения вепсского языка решена или решается успешно, как уже отмечалось выше, нет достаточных оснований. Приведу еще один пример: переписью 2002 г. зафиксировано лишь 38% вепсов владеющих языком своей национальности.
Таким образом, ресурсы языковой идентичности прибалтийско-финских народов республики продолжают истощаться. Наличие нормативно-правовой базы (федеральных и республиканских законах, в том числе в Законе "О государственной поддержке карельского, вепсского и финского языков в Республике Карелия"), отнюдь не гарантирует и не обеспечивает сохранение карелами, вепсами и финнами своего этнокультурного и этноязыкового своеобразия.
Завершаю свое выступление, обращаясь ко всем присутствующим на Ученом совете: "Что сегодня следует предпринять, чтобы поставить эффективный барьер языковой ассимиляции карел, вепсов, финнов?" и приглашаю всех к открытой дискуссии.
Литература и источники:
1. Губогло Михаил. Может ли двуглавый орел летать с одним крылом? М., 2000. С. 45.
2. Клементьев Е. И. В поисках правовой защиты культурно-языковых интересов карел, вепсов, финнов Республики Карелия // Права человека и законодательство о языках в субъектах Российской Федерации. М., 2003. 61 с.
3. См. подробнее: Клементьев Е. И. Современная языковая ситуация и национальная школа // Современное состояние и перспективы развития карельского, вепсского и финского языков в Республике Карелия. Материалы научно-практической конференции 31 октября 2002 года. Петрозаводск, 2004. С. 15-21. Клементьев Е. И. Вепсы: современная языковая ситуация // Прибалтийско-финское языкознание. Сборник статей, посвященный 80-летию Г. М. Керта. Петрозаводск, 2003. С. 200-210; Клементьев Е. И. Языковое право, политика, практика // Межкультурные взаимодействия в полиэтничном пространстве пограничного региона. Материалы Международной конференции, посвященной 75-летию Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН. Петрозаводск, 2005. С.280-285.
4. Информация о работе Комитета Республики Карелия по национальной политике за 1994-1997 годы; 1998 год, 1999 год, 2000 год; Мероприятия по национальному развитию и межнациональному сотрудничеству народов, проживающих в Республике Карелия на 2002-2005 годы (Постановление Правительства Республики Карелия от 12 сентября 2001 года) // Текущий архив Госкомнаца Республики Карелия; Клеерова Т. С. Мы сохраним родные языки // Современное состояние и перспективы развития карельского, вепсского и финского языков в Республике Карелия. Материалы научно-практической конференции 31 октября 2002 года. Петрозаводск, 2004. С. 6-11.
5. Пояснительная записка к проекту закона "О языках в Республике Карелия" // Текущий архив Госкомнаца Республики Карелия.
6. газ. "Карелия". 2005, 17 февраля.
7. Краткая информация о выполнении мероприятий по национальному развитию и межнациональному сотрудничеству народов, проживающих в республике Карелия, на 2002-2005 (Постановление Правительства Республики Карелия № 191-П от 12 сентября 2001 года) // Текущий архив Госкомнаца Республики Карелия.
8. Клеерова Татьяна. Функционирование родных языков и реализация Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств и Европейской хартии о региональных языках и языках национальных меньшинств // Финно-угорский мир. Информационный бюллетень № 3 (34). Йошкар-Ола, 2004. С. 50, 51.
9. газ. "Карелия", 2004. 16 декабря.
10. Выступление Председателя Правительства Республики Карелия С. Л. Катанандова на научно-практической конференции "Карельский язык в школе. Проблемы и перспективы развития" // Родные языки в школе. Научно-методический сборник. Вып. 3. Петрозаводск, 2002. С. 8.
11. См. подробнее: Финно-угорский вестник. Информационный бюллетень. № 4 (39). Йошкар-Ола. 2005. С. 45.
12. Родные языки в школе. Научно-методический сборник. Вып. 2. Петрозаводск, 2001. С. 10, 24.
13. Здесь и далее рассчитано по материалам текущего архива Министерства образования и по делам молодежи Республики Карелия и данным Всероссийской переписи населения 2002 г. (Национальный состав населения Республики Карелия. Статистический сбор ник V. Петрозаводск, 2005. С. 3-4, 30, 33-34).
14. газ "Ома муа". 1996, 25 мая.
Е. И. Клементьев



 
   Связанные ссылки
· Больше про Мир коренных народов
· Новость от admin


Самая читаемая статья: Мир коренных народов:
Издана брошюра МОО «Информационно-Образовательная Сеть Коренных Народов «Льыоравэтльан»» на английском языке


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 3
Ответов: 1


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


   опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу



Архив статей  ::  Добавить новость ::  Контакт с автором ::  Рекомендовать Нас

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke по-русски
Открытие страницы: 0.04 секунды
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com