Организация коренных народов для коренных народов Российской Федерации
     Специальный консультативный статус при Экономическом и Социальном совете ООН
     Ассоциированный статус при Департаменте общественной информации Секретариата ООН
   Навигация
· Новости
· Об организации
· Стажеры
· Бюллетени
· Народы
· Статьи о коренных
народах
· Законодательство
· Конкурсы и гранты
· Ссылки
· Контакты

   Поиск




 Лидер вепсов: промедление России в ратификации Европейской Хартии миноритарных языков недопустимо

НовостиПромедление властей России в ратификации Европейской Хартии региональных и миноритарных языков недопустимо. Такое мнение высказала член Международного консультативного комитета финно-угорских народов от вепсов, председатель Общества вепсской культуры, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора этнологии ИЯЛИ Карельского научного центра РАН Зинаида Строгальщикова, комментируя идею политолога-международника, доцента кафедры европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского госуниверситета Дмитрия Ланко о замене Хартии другим документом, более соответствующим реалиям многонациональных государств.

«С удивлением прочитала статью Дмитрия Ланко, в которой утверждается, что Европейская Хартия региональных языков Совета Европы не работает для многонациональных стран. Хартия сравнительно молодой документ, она начала действовать только в 1998 году. Сейчас уже 25 стран Европы ратифицировали ее из 33 подписавших. Все страны, вновь вступающие в начале 1990-х годов в Совет Европы, давали обязательства подписать и ратифицировать Хартию в определенные сроки. К сожалению, свои обязательства они до конца не выполнили. Эстония, Латвия находятся в числе 14 стран даже не подписавших Хартию. Россия подписала ее в мае 2001 года и через год обязалась ратифицировать. Что касается Франции, то она подписала ее в 1999 году, но не ратифицировала.

Согласно Хартии к региональным языкам, относят только те языки, которые традиционно используются на определенной территории гражданами, которые являются в том или ином государстве национальным меньшинством, поэтому вопрос о положении языков мигрантов и «гоблинов» применительно к Хартии не стоит. Более того, каждая страна сама определяет какие из языков меньшинств включить в ратификационный список, а также и перечень тех мер, которые она считает реальными для реализации. Относительно каждого языка имеется выбор, например, при изучении языков меньшинств можно взять обязательства по преподаванию его как учебного предмета или преподавании на нем ряда предметов, либо организации на нем всего образовательного процесса. Перечень обязательств по использованию языков (в сфере образования, СМИ, работе и органов власти и др.) должен быть не менее 35 из 68. Как видим, такой подход отличается большой гибкостью и позволяет учитывать государству реальное положение каждого из языков меньшинств. Например, Венгрия официально признает 13 национальных меньшинств, но под контроль Хартии подпадают только 6 языков национальных меньшинств, в Сербии – 10 , в Румынии - 20 языков.

Больше всего руководство стран, обсуждающих вопрос о ратификации Хартии, беспокоит международный контроль за ее реализацией. Просто заявить, как это сделано в статье 68 Конституции России, что она «гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития» при ратификации Хартии уже не получится. Необходимо будет организовать реализацию конституционных гарантий по отношению к языкам, указанным при ратификации. В этом и есть основная причина торможения Россией решения о ратификации Хартии. Для языков российских малочисленных народов, ратификация Хартии крайне важна, поскольку в отличие от тех языков народов России, которые имеют статус государственных в ряде субъектов, это единственная возможность предотвратить их дальнейшее исчезновение.

Ратификация Хартии для языков малочисленных народов крайне необходима, промедление здесь, как говорится, смерти подобно. Жаль, что в статье Дмитрий Ланко проблему ратификации Хартии пытается сводить к форме записи имен меньшинств в документах и даже необходимых для этого ресурсах. Три последних года в России в рамках программы «Национальные меньшинства в России: развитие языков, культуры, СМИ, и гражданского общества» шло обсуждение о применимости Хартии для защиты языков народов России. К сожалению, доводы, которые приводили представители органов власти при обсуждении вопроса о ратификации Хартии, заявляя о ее неприменимости к российским условиям, прозвучало и в статье Дмитрия Ланко. Лично мне с ними трудно согласиться. Подробнее об этом см. публикацию от 7 декабря 2011 на сайте Консультативного комитета финно-угорских народов «Программа «Национальные меньшинства в России: развитие языков, культуры, СМИ и гражданского общества»: три года дискуссий — в итоге неопределенность».

Инфоцентр публикует ниже указанную статью З.Строгальщиковой.

* * *

В Москве 23 ноября 2011 года состоялась Заключительная конференция, посвященная итогам трехлетней программы (2009-2011) Совета Европы и Европейского союза «Национальные меньшинства в России: развитие языков, культуры, СМИ и гражданского общества». Главной задачей программы являлось обсуждение вопросов ратификации Россией Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств (далее - Хартии).

В реализации программы приняли участие эксперты комитета Совета Европы по мониторингу отчетов по исполнению Хартии, в их числе и руководитель Секретариата Хартии А. С. Кожемяков. Официальным партнером программы с российской стороны являлось Министерство регионального развития (далее – Минрегион). Активное участие в мероприятиях программы также приняли Общественная палата Российской Федерации и Государственная Дума. В Заключительной конференции приняли участие более 80 представителей региональных и муниципальных органов власти, неправительственных организаций, занимающихся защитой этнокультурных прав народов России, СМИ, научной общественности.

Программа стала началом диалога экспертов Совета Европы с российскими властными структурами, научной общественностью и общественными организациями по вопросам ратификации Хартии, впервые представив на федеральном уровне данную проблему на публичное обсуждение. Как известно, все восточноевропейские страны, вступающие в Совет Европы в 1990-е годы (Россия член Совета Европы с 1996 года), брали на себя обязательства о присоединении к двум её важнейшим конвенциям, направленным на защиту национальных меньшинств – Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств и Европейской Хартии о региональных языках и языках меньшинств. Рамочная конвенция была ратифицирована Государственной Думой РФ в феврале 1998 году. В апреле 2010 года Россия представила уже свой третий отчет о её исполнении. Россия обязалась подписать и ратифицировать Хартию также в феврале 1998 года, подписала ее в мае 2001 года, но не ратифицировала. Таким образом, процесс присоединения к ней остался незавершенным.

Хартия является уникальным документом Совета Европы, направленным на защиту и поддержку языков меньшинств, рассматриваемых как общее культурное достояние Европы. Она была принята Советом Европы в 1992 году. В настоящее время её участниками является 25 из 47 стран, являющихся членами Совета Европы. При её ратификации государство не только заявляет о ценности языков меньшинств, необходимости их защиты и поддержки, но берет на себя, учитывая реальную ситуацию в стране с использованием языков меньшинств, по выбору не менее 35 из 68 обязательств по созданию условий по функционированию в разных сферах общественной жизни: образовании, культурной деятельности, СМИ, в работе органов власти, включая судебную, международное сотрудничество. Речь идет как о языках меньшинств, традиционно используемых на её территории (региональных), так и меньшинств, языки которых являются доминирующими в других государствах. Указывается также перечень языков, сферы и уровни их применения. Так, например, в сфере образования – фиксируется, является ли он языком обучения или преподается как предмет, в СМИ – издаются ли на нем газеты, ведется ли радио-телевещание, используется ли язык меньшинств в работе административных органов и т.д.

Российские общественные организации, представляющие интересы национальных меньшинств, коренных малочисленных народов, научная общественность неоднократно отмечали в резолюциях своих форумов, рекомендациях научных конференций необходимость ратификации Хартии, надеясь, что это усилит внимание и ответственность органов власти и общественности к положению их языков, поскольку потребует предоставление в Совет Европы периодических отчетов по её исполнению. Их поддерживали и некоторые органы федеральной власти. Например, о необходимости Правительству РФ «ускорить работу по подготовке ратификации Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств» говорилось в рекомендациях парламентских слушаний Совета Федерации «Российский и международный аспекты правового регулирования положения коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», состоявшихся в феврале 2007 года.

Понятно, что при многообразии бытующих в стране языков народов России и национальных меньшинств сам процесс подготовки к ратификации Хартии требует очень тщательной оценки ситуации с каждым из них. К сожалению, прошедшее десятилетие, в этом отношении было потеряно. Такая работа после её подписания началась, но не была завершена.

С началом действия программы интерес к вопросу о ратификации Хартии резко возрос. На реализации мероприятий программы Европейским Cоюзом и Советом Европы было выделено 2.75 млн евро. В различных регионах страны состоялось 12 информационных семинаров, в том числе два в Карелии: в сентябре 2009 года «Укрепление роли неправительственных организаций, занимающихся защитой культуры и языков национальных меньшинств» и в мае 2011 года «Сохранение и развитие карельского и финского языков в условиях глобализации».

Семинары проводились для разных целевых групп, которые могут быть задействованы при подготовке к ратификации Россией Хартии и её последующей реализации. В них приняли участие органы власти всех уровней, в том числе судебной, представители общественных организаций, педагогической общественности, ученые, журналисты и т.д. Общественная палата РФ в июне 2010 года провела «Общественные слушания по Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств», в октябре 2010 года состоялись парламентские слушания «Языковое многообразие Российской Федерации: проблемы и перспективы в Государственной Думе РФ». Чрезвычайно важно, что в 2010 году Государственная Дума подготовила по данной проблеме два весьма содержательных Аналитических вестника (N 24 – 25) «Языковое многообразие Российской Федерации: проблемы и перспективы» и «Региональный аспект возможной ратификации Российской Федерацией Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств» (на сайте Госдумы имеются их электронные версии). К сожалению, Комитетом по делам национальностей Госдумы обнародованы только рекомендации парламентских слушаний, хотя обычно публикуется стенограмма слушаний. В выступлении председателя комитета по международным делам К.И. Косачева, прозвучали сомнения в необходимости её ратификации Россией. По его мнению, согласие на присоединение России к Хартии давалось накануне президентских выборов 1996 года, поэтому в какой-мере являлось популистским шагом, а квалификация экспертов внешнеполитического ведомства страны в тоже время была не на высшем уровне. Судя по его заявлению, можно предположить, что и рекомендацию В. В. Путину, подписавшему её в мае 2001 года, также, возможно, готовили непрофессионалы. К.И. Косачев считает не справедливым, что только перед восточноевропейскими странами, вступавшими в Совет Европы, были поставлены обязательств о присоединении к Хартии, в то время некоторые из западных стран- старожилов Совета Европы, например Франция, даже не намерены к ней присоединяться. Еще более жестко высказался по поводу её ратификации директор департамента межнациональных отношений Минрегиона А. В. Журавский (его доклад представлен в материалах Всероссийского совещания по вопросам реализации государственной национальной политики и этнокультурного развития регионов России, г. Москва, 1 декабря 2010 г.). По его мнению, «защита Хартии способна привести к росту сепаратистских настроений и разделению российских этносов по этнолингвистическому принципу. Я не выступаю здесь за сохранение сталинской политики укрупнения народов, но высказываю вслед за экспертами опасение, что имплементация положений Хартии способна стать инструментом, оказывающим дестабилизирующее влияние на этнополитическую ситуацию в России» (см. http://www.minregion.ru/upload/documents/2010/12/zhuravskiy-tezisy.doc). Сложно судить, насколько высказанные мнения данных представителей органов власти, выступающих в роли партнеров программы, отражают в целом позицию властных структур России, но понятно, что перспективы ратификации Хартии остаются весьма неопределенными.

Помимо проведения активной информационной деятельности организаторы программы привлекли российских и зарубежных экспертов (последние представили отзывы на доклады российских коллег) для оценки языковой ситуации в России, для выяснения их позиции относительно ратификации Хартии, как в отношении имеющегося российского законодательства о языках меньшинств, так и правоприменительной практики. Относительно имеющегося законодательства по защите языковых прав народов России, находящихся в ситуации меньшинства, их мнения однозначны: оно полностью соответствует духу и принципам Хартии, но потребуется устранить разночтения в терминологии, используемой в Хартии и российском законодательстве. Основной опрос в правоприменительной практике: Сегодня реальная защита значительной части языков народов России (сферы их применения и уровень использования), в первую очередь тех, кто имеет статус государственных в республиках, значительно превышают минимальные требования Хартии. Вместе с тем, некоторые языки малочисленных народов не могут подпадать под защиту Хартии, поскольку не имеют даже письменности, или не используется в образовании. Представленные на сайте Информационного офиса Совета Европы в России отчеты по регионам, где в рамках программы проводилось моделирование применимости положений Хартии к языкам национальных меньшинств – Алтайском крае, Республике Дагестан и Республике Мордовия, показали это отчетливо. В Алтайском крае, рассматривалось применение положений Хартии к трем языкам – кумандинскому, немецкому и казахскому. Самое сложное положение у кумандинского, он практически не используется в системе образования. В отчете говорится, что из учебных пособий «существует только букварь, который был издан в шестидесятых годах прошлого века. Помимо прочего, он составлен на одном из диалектов кумандинского языка и не признается лицами, говорящими на других диалектах». Несколько лучше ситуация с немецким языком и отмечается значительная заинтересованность местного казахского сообщества в сохранении и развитии своего языка. Ни один из перечисленных языков необходимым требованиям Хартии не удовлетворяет. Совершено иное положение в Мордовии. Использование двух государственных языков республики (эрзянского и мокшанского) соответствуют 61 обязательству, значительно превышая минимальный уровень обязательств, определяемый Хартией, и 39 обязательств уже сейчас реализуется по отношению к татарскому языку. Отчет по Дагестану еще не готов, но известно, что там несколько языков не имеют письменности, хотя в законе «О языках народов Российской Федерации», принятом ещё в 1991 году, записано, что «Каждый народ Российской Федерации, не имеющий своей письменности, обладает правом создавать письменность на родном языке. Государство обеспечивает для этого необходимые условия». В то же время 14 языков признаны в республике государственными.

Именно многообразие языков, значительные расхождения между законодательством об их защите и реальной практикой, отсутствие достоверной ситуации с одними и теми же языками, распространенными, как правило, в соседних регионах, называется в числе причин, вызывающих сомнения в ратификации Хартии. Поскольку после ратификации от российских органов власти потребуется значительная работа по реализации конституционных положений и действующего законодательства в сфере языковой политики, в том числе создание специального ведомства на федеральном уровне с отделениями в регионах для оценки функционирования языков меньшинств. И главное – становится обязательным предоставление отчётов о состоянии языков меньшинств, которые не могут ограничиваться, как это обычно делается при отчетах в международные структуры, перечислением в основном всем известных положений Конституции и принятых законов. Возможно, возникнет необходимость сбора более детальной информации о бытовании языков народов России и национальных меньшинств при проведении переписей населения.

Каким видится выход из этой непростой ситуации? Существует понимание важности её ратификации (обязательства взяты), но путь еще не совсем ясен. Хартия гибкий документ: возможно составление первого списка языков для ратификации. Это предложение экспертов, тем более, что такая практика используется странами уже ратифицировавшими Хартию. В первый ратификационный список, как было заявлено на заключительной конференции В. Ю. Зориным, заместителем директора Института этнологии и антропологии РАН (учреждения, сотрудники которого представляли в основном российское экспертное сообщество), может быть включено около 40 языков. На наш взгляд, наиболее приемлемым с позиций действующего российского законодательства является включение в него тех языков коренных малочисленных народов РФ, которые способны удовлетворять не менее 35 обязательствам Хартии: Особый статус коренных малочисленных народов прописан в Конституции РФ, где гарантируется соблюдение их прав в соответствии с международными стандартами, их перечень утвержден постановлением правительства. В соответствии с законом «О языках народов Российской Федерации» за «создание условий для сохранения и развития языков малочисленных народов» отвечают федеральные органы власти. Для многих из данных народов, сейчас это единственный шанс, чтобы обеспечить будущее не только их языков, но и самих народов. Вместе с тем, на примере кумандинского языка, также включенного в 2000 году в Единый перечень коренных малочисленных народов РФ, видно, что далеко не все они могут в настоящее время подпадать под требования Хартии. К сожалению, при этом за пределами Хартии остаются наиболее уязвимые языки, которые не имеют письменности, не используются в школьном обучении, СМИ. Единственный путь — срочно начать подготовку по созданию условий для данных языков, иначе главная политическая цель, стоящая перед Хартией «сохранить самое большое сокровище Европы – ее языковое, этническое, национальное и культурное разнообразие», не будет достигнута. Решать этот вопрос теперь уже будет, как заявил на конференции председатель комитета по делам национальностей Государственной думы В. А. Купцов, новый состав Государственной Думы.

Важной частью программы стала организация специальной конкурсной программы для поддержки «лучших инициатив гражданского общества и региональных/местных властей в отношении прав меньшинств в сфере культуры, СМИ, образования и развития гражданского общества». На проекты было выделено треть средств программы (900 тыс. евро). Из 313 проектов, поступивших из 56 регионов семи экспертами (три из которых были из России) было отобрано 24 проекта из 13 регионов. На заключительной конференции были представлены итоги конкурса проектов. Треть из них оценивалась как средние (24%) и слабые (9%). Неясно, сказалась ли на такие результаты протекция Минрегионом некоторых из них, о чем на уже упомянутом Всероссийском совещании по вопросам реализации государственной национальной политики и этнокультурного развития регионов России, сообщил на А. В. Журавский, заявив, что в конкурсе «победили — в немалой степени и благодаря нашей позиции, — достойные общественные организации». Такая откровенность официального партнера программы, вряд ли пойдет на пользу итоговой оценке по её реализации.

В целом, программа сыграла очень важную роль, представив на публичное обсуждение проблему ратификации Хартии, содействовала более конкретному диалогу по этому поводу экспертов Совета Европы с органами власти России, национальной и научной общественностью по вопросу её ратификации. Главное, что и властные структуры России возобновили его с сообществами национальных меньшинств. Продолжится ли он с завершением программы, утверждать никто не берется.

Источник: http://finugor.ru/



 
   Связанные ссылки
· Больше про Новости
· Новость от admin


Самая читаемая статья: Новости:
Издано правовое пособие «Право коренных народов на землю и природные ресурсы»


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 0
Ответов: 0

Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


   опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу



Архив статей  ::  Добавить новость ::  Контакт с автором ::  Рекомендовать Нас

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke по-русски
Открытие страницы: 0.03 секунды
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com