Организация коренных народов для коренных народов Российской Федерации
     Специальный консультативный статус при Экономическом и Социальном совете ООН
     Ассоциированный статус при Департаменте общественной информации Секретариата ООН
   Навигация
· Новости
· Об организации
· Стажеры
· Бюллетени
· Народы
· Статьи о коренных
народах
· Законодательство
· Конкурсы и гранты
· Ссылки
· Контакты

   Поиск




 Вепсы в Сибири

Мир коренных народовВ истории демографического развития вепсов обнаруживались определенные пробелы, которые на основании ранее имеющихся источников объяснялись либо недостатками учета, либо необычной активностью обрусения. Хотя последнее для вепсов конца XIX – начала XX вв являлось совсем не характерным. Так, по переписи 1897 года вепсов (лиц с «чудским» и «чухарским» родным языком) было 25,6 тыс. человек: из них 16, 5 тыс. в Олонецкой губернии, и 9, 1 тыс. в Новгородской.

По переписи 1920 года на той же территории, которая ранее входила в Новгородскую губернию (с 1918 по 1927 гг. находилась в составе вновь образованной Череповецкой губернии), насчитывалось всего около 5 тыс. вепсов. Также сложно объяснить, чем вызывалось столь резкое падение численности вепсов между переписями 1926 и 1937 года в районах расселения вепсов, отошедших в 1937 году в состав современной Вологодской области. По подсчетам специалистов здесь в 1926 вепсов проживало 6,7 тыс. вепсов, а в 1937 - 5,4 тыс., в 1939 –всего около 5 тыс. вепсов.
Теперь можно сказать, что в такие резкие перепады численности вепсов определенную ясность вносит информация об их массовых миграциях в Сибирь.
Сведения же о компактных группах вепсов за пределами своей исторической родины – территории между Белым, Ладожским и Онежским озерами – в Кемеровской и Иркутской областях появились недавно. Данная статья продолжает публикацию о вепсах Иркутской области, которые прибыли в Сибирь уже почти 100 лет назад (см. публикации Зайцевой Н.Г., Строгальщиковой З.И.: газета “Kodima”, №8, август 2006: “В Сибирь к вепсам”; газета Karjalan sanomat №34 от 30.09.2006: “Karjalasta Siperiaan vepsäläisiä tapaamaan” (Из Карелии в Сибирь на встречу с вепсами”).

Кемеровские вепсы. Об истории появления вепсов в Кемеровской области сообщалось в конце 1980-х годов этносоциологами С.В.Соколовским и Т.В.Тарышкиной. По их информации, полученной от детей первопоселенцев, время появления вепсов в Кемеровской области указывается как 1927-1928 г., место исхода - Ефимовский район (ныне Бокситогорский) Ленинградской области, а ранее Тихвинский уезд Новгородской губернии. Главная причина, побудившая их покинуть родину – неурожай, голод, коллективизация. Первые семь вепсских семей поселись в малонаселенной деревне Шиловке Горно-Шорского района (на момент исследования Осинниковский район), находящуюся в 15 км от центра района - с.Кузедеево. Переселение продолжалось до конца 1940-х годов. Число вепсских семей в области являлось максимальным во время войны – 85, а общая численность вепсов около 300 человек, не считая 15 семей, которые вернулись на родину. До 1950-х г. Шиловка являлась - «этническим островом», где устойчиво сохранялся язык и культурные традиции вепсов. Крайне неблагоприятные последствия для сохранения группы как единого этнического сообщества имела гибель мужчин во время войны, резко сократившая возможность создания браков между своими соплеменниками. К ассимиляции вело и размывание этнической среды, которое началось с политики укрупнения колхозов и ликвидации «неперспективных» деревень. Местом для переселения вепсов из Шиловки стало соседнее село - Гавриловка, где им пришлось вливаться в иноязычную среду. Здесь обычным явлением становятся смешанные браки. Однако и Гавриловка вскоре попала в разряд «неперспективных», что привело к расселению вепсов по разным поселениям области. Как и везде, молодежь выезжала в крупные центры региона - на учебу, в армию, на работу. Но, вепсы, переехавшие в районный центр – с. Кузедеево (35-40 семей), по мнению исследователей, еще в 1980-е годы являлись своеобразным ядром, объединяющим благодаря родственным и дружеским связям вепсов этой группы. В период исследования вепсским языком уже владели в основном представители старшего поколения, а их дети и тем более внуки, не знали вепсского языка. Молодежь, утратившая язык своих предков, рассматривалась и в своей среде уже русскими и, как считают исследователи, при получении паспортов добровольно записывались русскими. Однако и сейчас говорить о полном исчезновении вепсов в Кемеровской области еще рано, поскольку по переписи 2002 г. в Кемеровской области вепсами записалось 83 человека, владеющих вепсским языком - 46 человек.

Иркутские вепсы. О проживании вепсов в Иркутской области приходилось слышать от южных и вологодских вепсов во время экспедиционных поездок в Бокситогорской район Ленинградской области и Бабаевский район Вологодской области. Однако сведения были отрывочными и противоречивыми и не давали представления о том, насколько велика там группа вепсов и в каком состоянии она находится.
Благодаря поддержке Российского гуманитарного научного фонда (грант РГНФ 06-04-180-32е, 2006г.) удалось совершить поездку к вепсам Иркутской области в период с 22 июня по 2 июля 2006 г. Результаты экспедиции в сотрудников Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН (руководитель экспедиции – языковед, доктор филологических наук Зайцева Н.Г., участники экспедиции – этнолог, кандидат исторических наук Строгальщикова З.И., инженер видео- и звукозаписи Фонограммархива института Бовин В.Б.) дают возможность впервые обрисовать историю возникновения здесь вепсской диаспоры, и охарактеризовать ее современное состояние.
Вепсы в Иркутской губернии появились еще раньше, нежели на территории нынешней Кемеровской области. Их переселение связано со столыпинской аграрной реформой (1907-1917). Главная цель реформы заключалась в создании класса крестьянских землевладельцев путем выделения им в собственность земельных наделов из общинных земель. Она сопровождалась и организованным «заселением окраин русскими людьми» из мест с избыточным населением (в основном из центральных губерний), где ощущалась острая нехватка свободных земель. Северные же регионы (Архангельская, Олонецкая, Новгородская) малоземельными и перенаселенными не являлись. Основной причиной переселения, как сообщали собеседники во время экспедиции, знания которых основывались на рассказах их родителей, являлось низкое плодородие почв на своей родине, обилие камней, заболоченность, а позднее – на рубеже 1920 - 1930-х годов желание избежать раскулачивания и коллективизации.
Как показывает и история переселения вепсов в Иркутскую губернию - местности, куда направлялись царским правительством переселенцы не являлись «свободным земельным фондом», а использовались ведущими кочевой и полукочевой образ жизни бурятами, казахами, киргизами, а также русским старожильческим населением. Это обстоятельство было хорошо известно организаторам переселений. Вопрос о неудовлетворительной работе переселенческого Бюро, притеснениях коренного населения при переселении русских крестьян неоднократно являлся предметом публичных и острых обсуждений в Государственной Думе. Однако нестабильность её работы – из-за её постоянных роспусков, в перерывах между которыми правительство было правомочно принимать необходимые ему решения, сокращение представительства в ней «инородцев» при каждом переизбрании Государственной Думы», не позволили ей влиять на деятельность кабинета П.А. Столыпина по организации переселенческого движения.
Аларь – новая родина вепсов. Вепсы обосновались на бурятских землях Аларской степи. Считается, что название Аларь происходит от якутского «Алар», что значит “открытая местность с редким лесом”. История Аларского края хорошо изучена известным местным краеведом Ж.А. Зиминым. Аларские степи были издавна обжиты бурятами, а их колонизация русскими считалась завершенной во второй половине XVII века. Аларский край входил в состав Иркутской провинции, преобразованной в 1764 г. в Иркутскую губернию. К этому времени во многих бурятских семьях начали заниматься хлебопашеством. Спустя столетие об успехах бурят в развитии земледелия в отчете публичной выставки в Иркутской губернии 1868 г. сообщается, что «по сравнительно большой удовлетворительности хозяйств первое место занимают инородцы, …второе – крестьяне, а последнее - казаки». Население губернии по переписи 1897 г. составляло 515 тыс. человек, почти три четверти из которых были русские. Из инородцев преобладали буряты - 110 тыс. человек, здесь обитали также 2 тыс. тунгусов и 400 карагасов (тофаларов). В Аларском ведомстве преобладали буряты (60 %). По земельному закону 1900 г. на одну мужскую душу для русских и инородцев, независимо от занятий, отводилось 15 десятин земли. Земли, сверх установленного размера, находящегося в пользовании хозяйств, изымались в колонизационный фонд для организации переселенческих участков. В бурятских хозяйствах площадь земельных наделов составляла 44% от используемых земель в губернии, поэтому изъятие земель в большей степени затронуло бурятские хозяйства: площадь используемых ими земель сократились на 46,9 %. Всего в инородческих управах губернии было выделено под переселенческие участки 10 тыс. десятин. Волнения, протесты и жалобы коренного населения являлись обычным фоном при организации переселений.
Здесь в Алари сформировались почти одновременно две малосвязанные между собой колонии вепсов, прибывшие из разных диалектных групп вепсов. Первыми прибыли вепсы из Тихвинского уезда Новгородской губернии. Ими было основано поселение Маниловское. По современному административно-территориальному делению - село Маниловск Аларского района (центр района п. Кутулик) Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Округ с 1993г. существует как самостоятельный субъект федерации, но референдум об его объединении с Иркутской областью уже состоялся, и он снова станет частью Иркутской области, куда входил с момента образования в 1937 г.
Наиболее распространенным самоназванием этой группы на родине было «чухарь», до революции их так называло и рядом живущее русское население. Это название закрепилось и за вепсами-переселенцами, и даже стало использоваться по отношению к прибывшим всего на год позднее в Аларь вепсам из Вытегорского уезда Олонецкой губернии (современный Бабаевский район Вологодской области), где название «чухарь» к ним не применялось. Центром их расселения стало с. Мардай. Сейчас живущих в Иркутской области вепсов продолжают называть чухарями, тем не менее, то, что они являются вепсами, окружающему их населению известно давно. Но официально вепсов с момента переселения считали русскими, так их учитывали в переписях и записывали в паспортах. Возможно потому, что вепсы (до революции вепсов Олонецкой губернии именовали чудью, Новгородской – чухарями), как православный народ, не входили в определяемую в соответствии с царским законодательством категорию народов - инородцев.
Как и на родине, основным занятием вепсов в Иркутской области стало хлебопашество и животноводство: выращивали привычные культуры - ячмень, овес, пшеницу, из овощей в основном репу, картофель, горох, технических культур – лен, коноплю, содержали коров, лошадей, овец. Обе группы постоянно до войны пополнялись переселенцами со своей исторической родины. И в той и другой группе были те, кто поддерживал связь с соплеменниками, проживающими на их исторической родине. В Маниловске называют местного учителя Харитонова, который привез с родины вепсские учебники и знакомил с ними своих соплеменников. В перестроечные годы большую просветительскую работу проводил Медников, рассказывая о вепсах в местной печати, в том числе о жизни вепсов в Пондале - на своей исторической родине.
Беседа с маниловскими вепсами

Маниловские вепсы. Об основателях поселения Маниловский, благодаря краеведческой работе учителя местной школы Александровой Альбины Васильевны и библиотекаря Богута Надежды Дмитриевны, имеющих вепсское происхождение, есть очень подробные сведения. Они составили родословные семей Александровых и Мастеровых, своих прадедов, которые в числе первых четырех ходоков, прибыли летом 1911 года из деревень Шигола и Вялгозеро Тихвинского уезда Новгородской губернии для ознакомления с местностью. Предложенный им для переселения участок «Маниловский» описан как вполне освоенный: «волнистый, лесного характера, почва суглинистая, много готовых пашен, покосы, есть дорога (Московский тракт), обеспечен водой - ручей Курулуй». На расстоянии 19 верст от него находился пос. Кутулик, в котором была школа, церковь, фельдшерский пункт, почта.
Прощание с Кутуликом
До волостного центра Залари с железнодорожной станцией всего 27 верст. Участок ходокам понравился, и они остались зимовать в юртах бурят. Зимой первопоселенцы готовили лес для строительства домов. Весной привезли свои семьи. Так здесь начала формироваться маниловская группа вепсов. В архиве Иркутской области сохранился документ от 9 октября 1913г., в котором крестьянское отделение сообщает заведующему Переселением в Иркутской губернии, «что по журналу общего присутствия Губернского Управления от 4 сего октября за № 975 определено образовать на Маниловском переселенческом участке Заларинской волости Балаганского уезда самостоятельное сельское общество под названием Маниловское. В следующее десятилетие здесь стали селиться и русские из центральных губерний – Тамбовской, Тверской, появились мордовские переселенцы.
Традиции ткачества сохранились у маниловских вепсов
Вепсы селились компактно, образовав свой «чухарский» угол. Переселение продолжалось до конца 1930-х годов. Тех, кто переселялся, спасаясь от коллективизации, ждало разочарование: и здесь в 1930 году было образовано три колхоза, которые в 1938 году объединились в один колхоз. По сведениям информаторов, в довоенное время общая численность данной группы могла составлять не более 500 человек. В годы репрессий было арестовано 13 вепсов, на войну призвали 25 мужчин, из которых вернулось только четверо. Образовавшийся после войны дефицит мужчин привел к распространению смешанных браков, и как следствие – к постепенной замене в семейном общении вепсского языка русским. Сейчас только отдельные представители старшего поколения знают вепсский язык, который отчетливо сохранил особенности южновепсского диалекта. Любопытно, что, постепенно утрачивая язык (сейчас люди старшего поколения знают отдельные слова – именование частей тела: рука, нога, рот, глаз и т.д., счет до десяти, могут создать короткие, чаще всего, трехсложные предложения, где практически совсем отсутствуют глаголы), потомки вепсов достаточно хорошо помнят особенности вепсской кухни. Интересен и тот факт, что они еще не забыли частушки, которые исполняют по-вепсски и в традиционной манере. Прибалтийско-финские фольклористы полагают, что частушки у вепсов – достаточно молодой жанр, возраст которого не более 100 лет. Тем не менее, часть частушек исполняемых маниловскими вепсами, безусловно, привезена их родителями с исторической родины, а их мелодии полностью отражают особенности южновепсской музыкальной традиции.

Мардайские вепсы. Сведения о времени переселении вепсов из деревень пондальского куста Вытегорского уезда Олонецкой губернии основаны лишь на рассказах прибывших в Сибирь малолетними детьми или уже родившихся здесь. Нашим основным информатором в с. Мардай был Александр Сергеевич Ульянов, известный в Иркутской области журналист и художник, который с детства проявлял интерес к вепсской истории и культуре, хороший знаток родного языка.
Александр Сергеевич Ульянов и его картины
Появление пондальских вепсов в Алари относят к 1913 году. Первый участок ходокам не понравился. И часть их, отработав зиму в батраках у местных жителей, в их числе и отец А.С. Ульянова, возвратив государству выделенные им на переселение подъемные средства, предпочло возвратиться на родину. Остальным был предложен участок вблизи старинного бурятского поселения Мардай. С появлением переселенцев буряты его покинули, и прибывшие переселенцы до постройки собственных домов жили в оставленных ими юртах. Вепсские семьи были многодетными, и вепсское население села росло быстро. Оно также пополнялось и за счет родственников и знакомых, которых приглашали к себе уже укоренившиеся в Мардае. Новая волна переселенцев прибыла в середине 1930-х, в числе которых переехала и семья А.С Ульянова. Наибольшее число вепсов, по мнению наших собеседников, в Мардае составляло до 500 человек. Такая группа могла какое-то время сохранять определенную изолированность от других этнических групп, в том числе ориентируясь на браки внутри своего сообщества. Представители старшего поколения утверждают, что для них первым языком, освоенным ими в детстве, был вепсский язык, являвшийся в то время семейным языком общения. Утрата родного языка стала происходить, как и у маниловских вепсов, уже в послевоенные годы, когда стали распространяться смешанные браки, и началась миграция молодежи из родных сел.
Поскольку мардайские вепсы прибывали в Сибирь несколькими волнами, вепсским языком они владеют лучше. Удалось встретить некоторые семьи, где семидесятилетние и муж, и жены являются вепсами, а их 30-40-летние дети достаточно хорошо понимают вепсский язык. Очевидно, каждая новая волна переселенцев вливала свежую струю в родной язык. По своей фонетической и грамматической структуре речь мардайских вепсов – нынешний средневепсский диалект: в ней хорошо сохранились особенности его восточного говора. Утрачены некоторые слова – названия предметов, которые не были свойственны их нынешнему быту: например, во флоре практически не представлены ели и рябины, и, соответственно, названия их забыты и т.д. Практически отсутствует фольклор, опять-таки, как и у маниловских вепсов, он представлен лишь частушками. Народная кухня сохранилась исключительно полно. В отдельных семьях до сих пор помнят традиционный обряд первого выгона скота в стадо (для вепсов он чрезвычайно важен и на их исторической родине сохраняется как ритуальное действо), хотя выполняли его только внутри своей семьи. По воспоминаниям старожилов, в с. Мардай некоторые русские и молдаване, переселившиеся в эти места в послевоенное время, понимали или даже умели говорить по-вепсски, чтотакже поддерживало язык и стремление владеть им.

Новейшее время. В последние годы у иркутских вепсов, усилился интерес к истории своего народа: истории появления здесь своих предков, появилось желание установить связи со своими соплеменниками на исторической родине. Они обратились к вепсам Карелии, сотрудникам Шелтозерского этнографического музея вепсской кульуры, и вепсско-русской газеты “Kodima” (“Родная земля”), которая выходит в г. Петрозаводске.
газету Kodima знают в Сибири
Стремление вепсов к поиску своих корней поддерживает администрация Аларского района. По инициативе районной библиотеки п. Кутулик, её директора В.Т Петровой, руководителя татарского культурного центра Р.Х. Шагисултановой в 2004 г. в районе был впервые проведен Вепсский праздник, в котором приняли участие вепсы из разных сел района. Библиотека собрала обширную литературу о вепсском народе. Благодаря неоценимой помощи В.Т Петровой и Р.Х. Шагисултановой в организации нашей экспедиции мы узнали еще одну, ранее совершено неизвестную, страницу из жизни вепсов.

Зинаида Строгальщикова,
Нина.Зайцева
Институт языка, литературы и истории Кар НЦ РАН (Петрозаводск)



 
   Связанные ссылки
· Больше про Мир коренных народов
· Новость от admin


Самая читаемая статья: Мир коренных народов:
Издана брошюра МОО «Информационно-Образовательная Сеть Коренных Народов «Льыоравэтльан»» на английском языке


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 4
Ответов: 3


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


   опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу



Архив статей  ::  Добавить новость ::  Контакт с автором ::  Рекомендовать Нас

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke по-русски
Открытие страницы: 0.04 секунды
The Russian localization - project Rus-PhpNuke.com